При поддержке министерства культуры чтения России


Книги на английском языке размещаются в филиале Читального зала на сайте "iReading"



Видео-материалы размещаются в филиале Читального зала на сайте "Смотрикль"

Александр Барченко. В поисках Шамбалы и Гипербореи.

Одна из самых загадочных страниц новейшей истории Крыма повествует об экспедиции, которая была организована ВЧК-ОГПУ в 1927 году. Утверждается даже, что эта экспедиция обнаружила в Крыму таинственные пещеры, представляющие собой своеобразные «врата времени».

Все немногочисленные и разрозненные сведения об этой таинственной экспедиции сводятся к тому, что ее возглавлял ученый Александр Барченко, который за несколько лет до этого вроде бы обнаружил на Кольском полуострове следы легендарной древней страны Гипербореи. Позднее все материалы его экспедиций были засекречены, а в 1937 году все участники этих экспедиций, включая научного руководителя, были расстреляны. Не нашел ли Барченко то, что ВЧК-ОГПУ сочло нужным сохранить в тайне? Почему, в таком случае, участники экспедиций были расстреляны не сразу, а лишь через десять лет? Эти вопросы уже многие годы не дают покоя многочисленным исследователям, выдвигающим по этому поводу самые фантастичные гипотезы и предположения.

Запятнает ли себя Солнце?

Александр Васильевич Барченко родился в 1881 году в городе Елец Орловской губернии в семье нотариуса окружного суда. В 1904 году он поступил на медицинский факультет Казанского университета, а через год продолжил учебу на том же факультете Юрьевского (Тартуского) университета. В этот период он познакомился с профессором римского права Кривцовым, который с большим увлечением рассказывал о теории известного мистика-оккультиста Альвейдра. Тот убеждал всех и каждого, что в глубинах Азии (на границе Афганистана, Тибета и Индии) существует страна Агарти-Шамбала, населенная мудрецами-медиумами. По словам Альвейдра, в недоступных горных долинах и пещерах находятся лаборатории, где сохраняется и совершенствуется научный опыт древних цивилизаций.
Непохоже, чтобы Барченко воспринял эту теорию всерьез. Во всяком случае, после окончания университета он вовсе не отправился в Тибет, а профессионально занялся изучением проблемы воздействия на человека электромагнитных волн. В декабре 1911 года в журнале «Жизнь для всех» появилась его статья «Душа природы», в которой Барченко задолго до Александра Чижевского высказал гипотезу о влиянии солнечной активности на биологические и социальные процессы на Земле. «Кто знает, — писал Барченко, — не установит ли когда-нибудь наука связи между солнечными колебаниями и крупными событиями общественной жизни. 1905 год соответствовал, например, ближайшему к нам высшему напряжению пятнистой деятельности Солнца. Быть может, в ближайшем 1916 году (очередном пике активности) Солнце не так себя запятнает...» Ожидания юного ученого, как известно, не оправдались.
Позже были опубликованы и другие статьи Александра Барченко, озаглавленные еще более красноречиво: «Загадки жизни», «Передача мысли на расстоянии», «Опыты с мозговыми лучами», «Гипноз животных». В этих статьях он рассказывал о проведенных им многочисленных экспериментах, вовсе не ссылаясь на сверхъестественные, мистические явления. Кроме того, юный ученый написал несколько полуфантастических романов, в том числе «Четвертое измерение» и «Новая модель Вселенной». На некоторое время изыскания Барченко были прерваны Первой мировой войной, но в 1915 году после ранения он продолжил работу, подготовив курс лекций «История древнейшего естествознания». К 30-ти годам это был уже сложившийся ученый, исследования которого были весьма нетривиальны.

Изучение "арктической истерии".

После революции Барченко, чтобы прокормить семью, вынужден был читать лекции по естествознанию на судах Балтфлота. В октябре 1918 года ученого вызвали в Петроградскую ЧК — на него поступил донос о контрреволюционных высказываниях. В числе тех чекистов, которые допрашивали Барченко, был Яков Блюмкин, который, как выяснилось, увлекался идеей тибетской Шамбалы. Не исключено, что именно это обстоятельство спасло ученого от расстрела. Во всяком случае, после занимательной беседы с чекистами Барченко в своих лекциях перед революционными матросами всякий раз упоминал о Тибете: «Золотой век, то есть Великая всемирная федерация народов, построенная на основе чистого идейного коммунизма, господствовала некогда на всей земле». Однажды матросы-балтийцы настолько прониклись идеей древней цивилизации, что выразили желание пробиваться с боями в Тибет, чтобы побрататься с тамошними коммунистами.
Но Барченко также не прекращал серьезную научную работу. В 1920 году ученый был приглашен выступить с докладом на конференции Петроградского института изучения мозга и психической деятельности, причем его доклад высоко оценил не кто иной, как всемирно известный ученый, академик Владимир Бехтерев. Вскоре Барченко был назначен руководителем научной экспедиции на Кольский полуостров для изучения загадочного заболевания под названием «меряченье», или «арктическая истерия». Люди, пораженные этим заболеванием, начинали вести себя, как зомби. Юкагиры и якуты обычно объясняли эту болезнь кознями тундровых шаманов, разгневанных на людей, посмевших тревожить их покой.
Удалось ли экспедиции выяснить истоки «меряченья», неизвестно. Архив Института мозга, направившего экспедицию на Кольский полуостров, во время войны был потерян. Скорее всего, Барченко установил причины этого заболевания, и они оказались весьма прозаическими. Но после возвращения из экспедиции ученый был вновь вызван на допрос в ЧК. Понятно, что Яков Блюмкин ожидал услышать от него не скучный доклад о недостатке витамина С в организме аборигенов, а подтверждение легенды о Шамбале. И Барченко, в личное дело которого был аккуратно подшит донос о контрреволюционной агитации, сходу сочинил фантастический рассказ, который нельзя было слушать без содрогания. О том, как порывистый ветер отгонял экспедицию от таинственного острова, о колонне, похожей на гигантскую свечу, о геомагнитных аномалиях, о пирамидах, о загадочной расщелине, уводящей в глубь земли, проникнуть в которую помешал какой-то безотчетный страх, почти осязаемый ужас, буквально рвущийся из подземелья. Не забыл писатель-фантаст и о шаманах, обладающих древними знаниями и умеющих вызывать у себя летаргический сон. В заключение Барченко сообщил, что на Кольском полуострове, несомненно, располагалась легендарная Гиперборея — северная Шамбала.
Радостный Блюмкин заставил Барченко повторить все это в кабинете начальника спецотдела ОГПУ Глеба Бокия, который также был помешан на Шамбале. («Лишь Шамбала, — доказывал Бокий, — выведет человечество из кровавого тупика безумия!») Тому рассказ тоже очень понравился. Пришлось Барченко выступить с докладом на коллегии ОГПУ. В итоге, как позже вспоминал ученый, «товарищи заявили мне, что моя работа имеет настолько большое значение, что я должен доложить о ней правительству, председателю ВСНХ товарищу Дзержинскому. По их совету я написал Дзержинскому о своей работе».

Чичерин не поверил.

Наверняка Барченко, сочиняя подробности своей экспедиции, не ожидал, что дело зайдет так далеко. Но другого выхода у него не было. Бокий и Блюмкин буквально бредили экспедицией в Тибет. Дошло до того, что они потащили ученого к наркому иностранных дел Георгию Чичерину, в кабинете которого Барченко вынужден был в очередной раз повторить свой рассказ. Для полноты картины он даже упомянул о человеке, который якобы вышел из костромских лесов, чтобы сообщить о существовании Шамбалы, а также о том, что там владеют древней технологией расщепления атома. Закончил Барченко словами: «В ближайшие 120 лет на земле произойдут катаклизмы, подобные исчезновению Атлантиды, когда достигнувшие высшей стадии развития колоссы цивилизации были сметены Всемирным потопом. Но высоко в горах сохранились знания прошлых эпох! Из конспиративного центра, именуемого Шамбалой, исходят сгустки мысленной энергии, посылаемой в пространство планеты величайшими мудрецами».
Чичерин выслушал все это с невозмутимым видом, после чего написал в своем заключении: «Ко мне пришли два товарища из ОГПУ и Барченко, для того чтобы заручиться моим содействием для поездки в Тибет с целью связаться там с тайными братствами. Я даже приветствовал бы новый шаг по созданию связей с Тибетом при непременном условии, однако, чтобы, во-первых, относительно личности Барченко были собраны более точные сведения и чтобы, во-вторых, его сопровождали достаточно опытные контролеры из числа серьезных партийных товарищей». Умный и хорошо образованный Чичерин, похоже, сразу раскусил Барченко, высказав руководителям ВЧК-ОГПУ Трилиссеру и Ягоде свои подозрения. Он был прав — из Тибета ученый, нагородив с три короба, конечно, не вернулся бы. Скорее всего, он постарался бы скрыться, даже не доехав до Тибета.
После того как о Барченко были собраны «более точные сведения» (при этом выяснилось, что многое из того, о чем он рассказывал, было написано в его фантастических романах), экспедицию в Тибет возглавил Николай Рерих, к которому в качестве «опытного контролера» был приставлен Яков Блюмкин. Кроме поисков мифической Шамбалы, экспедиция преследовала и другую цель — объединение буддизма с коммунизмом и создание на этой благодатной почве Великого восточного союза республик. Неудивительно, что закончилось все конфузом — в столицу Тибета местные власти экспедицию просто не пустили. Рерих, кстати, в СССР не вернулся.

Собирался взорвать Кремль.

Барченко, воспользовавшись тем, что его не включили в состав тибетской экспедиции, поспешил уехать подальше, чтобы вся эта история с течением времени подзабылась. В конце 1926 года его близкий друг, геофизик Александр Кондиайн, также участвовавший в экспедиции на Кольский полуостров, перебрался жить в Крым, в поселок Азиз под Бахчисараем. К нему-то в марте 1927 года и отправился Барченко. Никакой «сверхсекретной» экспедиции «по распоряжению Дзержинского» просто не было, хотя бы потому, что Железный Феликс умер за полгода до этого. Соответственно не было никаких отчетов, хотя друзья действительно исследовали крымские пещеры.
После Крыма Барченко отправился на Алтай. Лишь в 1935 году он вернулся в Москву, где продолжил научную работу, стараясь быть как можно более незаметным. До некоторых пор ему это удавалось, тем более что Яков Блюмкин за связь с Троцким к тому времени уже был пущен в расход. Но в 1937 году арестовали Глеба Бокия, который немедленно, как тогда говорили, «разоружился перед партией и народом». В своем «чистосердечном признании» он написал: «Конкретного плана совершения теракта у нас не было. Возможность его совершения, по крайней мере, лично мной связывалась с теми исследованиями, которые вел наводивший нас на мысль о терроре Барченко в области производства взрывов на расстоянии при разложении атома. Барченко говорил, что его исследования в случае успеха дадут нам в руки могучую силу, которая якобы позволит ему взорвать Кремль. Полагая, что успех исследований Барченко действительно может дать нам в руки могучее средство, в том числе взорвать Кремль, мы оборудовали для Барченко лабораторию, где он производил свои опыты». На основании этих показаний Александр Барченко был арестован, обвинен в создании «масонской контрреволюционной террористической организации», а также в шпионаже в пользу Англии и приговорен к расстрелу.
Перед расстрелом ученому по его просьбе дали возможность изложить на бумаге итоги своей научной работы. Написал он, конечно, не о Шамбале и Гиперборее. Не исключено, что он, как серьезный ученый, вообще скептически относился к легендам об их существовании. Его рукопись была озаглавлена: «Введение в методику экспериментального воздействия объемного энергетического поля». К сожалению, она не сохранилась. На следующий день после того, как Барченко закончил работу, приговор был приведен в исполнение. Также были поголовно расстреляны все другие участники экспедиции на Кольский полуостров, которые, по версии следствия, входили в «террористическую организацию». В архивах осталась лишь пожелтевшая фотография, где все они стоят у той самой расщелины, которая якобы вела в глубь земли. Уже в наше время энтузиасты обшарили Кольский полуостров вдоль и поперек, но так и не нашли ее. Решили, понятное дело, что коварные чекисты замуровали эту расщелину, чтобы предотвратить неконтролируемые перемещения населения во времени и пространстве.
Так и закончилась эта история с безуспешными поисками Гипербореи. Между прочим, в конце IV века до н.э. Гекатей Аюдерский сообщал, что эта страна расположена на острове, большом, как Сицилия, который находится на северной оконечности мира. Площадь Крыма и Сицилии практически одинакова, а северная граница античного мира никак не доходила до Кольского полуострова. Так что легендарная Гиперборея вполне могла быть в Крыму. Вот только поиски этой страны, как оказалось, дело безнадежное и совсем не безопасное.

Фантастическая судьба фантаста Барченко.

Как-то странно звучит, что в ХХ веке, в эпоху расцвета научно-технической революции, при органах госбезопасности создавались целые отделы по поиску следов внеземных цивилизаций. И где? В СССР, стране победившего атеизма. Интересно, что к этим поискам были активно причастны люди с украинскими корнями: ученый Александр Барченко и чекист Глеб Бокий. Что же они пытались найти и какие тайны разгадать?

Будущий ученый-авантюрист и писатель-фантаст Александр Васильевич Барченко еще до октябрьского переворота 1917 года окончил классическую гимназию в Санкт-Петербурге, учился на медицинских факультетах в Казанском и Юрьевском (Тарту) университетах. Некоторое время служил в Министерстве финансов, а затем стал писателем. Занимался также хиромантией, телепатией и парапсихологией. Его труды попали в поле зрения чекистов и заинтересовали самого Феликса Дзержинского. Барченко пришел на роботу в спецотдел ОГПУ, который возглавлял старый большевик, один из создателей системы ГУЛАГа, Глеб Бокий. На исследования Барченко выделялись огромные по тем временам суммы, он получил от новых властей карт-бланш на неограниченный доступ к архивам и любой информации.
Под патронатом органов госбезопасности Александр Барченко искал следы... древних цивилизаций. Шутка ли сказать - атеисты-большевики верили в околонаучные идеи. Или же все же научные? Александр Васильевич занимался проблемами предыстории человечества, поисками универсального "космического" высокоразвитого разума. Не исключено, что Барченко мог соприкасаться с некими тайными источниками знаний, откуда черпал свои факты. У него была своя концепция развития мировой цивилизации. Барченко считал, что человечество возникло на Севере, где царил Золотой век. Там были благоприятные климатические условия. Но где-то 9-12 тысяч лет тому назад все изменилось. Произошел космический катаклизм, вызвавший потопы. Тогда и случился массовый исход ариев (прапредков нынешних индоевропейцев) из районов, прилегающих к Кольскому полуострову, на Юг. Так погибли древние цивилизации.
Поиски тайн прошлого завершились для Барченко (как и для его "шефа" Глеба Бокия) трагически. Они оба стояли во главе масонской организации "Единое трудовое братство", созданной сразу после октябрьского переворота. Эта организация включала в свой состав многих членов большевистской партии, чекистов и госслужащих. Понятное дело, что подобная "красная" ложа воспринималась как контрреволюционная. В мае 1937 года Александр Барченко был арестован. Его обвинили в шпионаже и террористической деятельности. Но с расстрелом энкаведешники не спешили. Почти год велось следствие. Барченко дали возможность изложить на бумаге все результаты его поисков. При аресте у него изъяли и после приговора уничтожили все книги, рукописи и его главный труд "Введение в методику экспериментальных воздействий энергополя". Лишь 25 апреля 1938 года ученого приговорили к расстрелу и уже через 15 минут после приговора расстреляли.
Само дело Барченко странным образом исчезло. Потому, когда решался вопрос о его реабилитации, родственникам пришлось "попотеть", доказывая невиновность Александра Васильевича. В конце концов он был реабилитирован за отсутствием состава преступления.

Экспедиции на поиски Гипербореи.
 
Но вернемся в 1918-й год. На квартиру к Александру Барченко с неожиданным визитом нагрянули будущий идеолог "евразийского движения" Лев Карсавин (позже он был тоже репрессирован) и молодой чекист Яков Блюмкин. Визитеры избрали объект посещения неспроста. В то время Барченко уже был известен своими магическими экспериментами и фантастическими книгами. О чем они говорили - загадка, но Александру Васильевичу пришлось "полюбить" советскую власть.
В 20-х годах он уже числился сотрудником Научно-технического отделения Всесоюзного совета народного хозяйства, которое возглавлял сам "железный" Феликс. Но тем самым хозяйством Барченко не занимался. Он читал лекции по оккультизму для чекистов на Лубянке. Кроме этого Александр Васильевич организовывал экспедиции в районы, где наблюдались аномальные явления - в поисках секретов влияния на человеческую психику.
Первая экспедиция была снаряжена в 1921 году на Кольский полуостров. Барченко считал, что древние жители этих мест, гиперборейцы, умели расщеплять атомное ядро, использовали атомную энергию, открыли воздушное пространство и построили первые летательные аппараты. Единственными носителями памяти о древних людях были, по мнению ученого-чекиста, саамские шаманы, жившие на Кольском полуострове. Информацию о возможном местопребывании Гипербореи Барченко почерпнул из различных масонских источников как в России, так и за ее пределами.
Экспедиция была организована как бы по заданию института изучения мозга, а сам Барченко имел мандат, подписанный академиком Бехтеревым. Александр Васильевич был твердо уверен, что нашел подтверждения существования Гипербореи. Он якобы обнаружил таинственный лаз под землю. Местные жители боялись этого места и редко находился смельчак, который бы спускался по лазу вниз. Барченко попробовал и сделал вывод, что чувствовал на себе противодействие мистических сил. В 1922 году в окрестностях саамского Сайдозера Барченко обнаружил... древние пирамиды. Это место использовалось саамами в ритуальных целях. Сам факт, что посреди тайги могли существовать пирамиды, вызвал сенсацию.

В поисках Шамбалы.

А "голубой" мечтой Александра Барченко была поездка на Тибет. Ученый верил, что именно там (а также в Афганистане) находятся центры интеллектуальной культуры, которые сохранили остатки научных познаний доисторических эпох. Этой мечте не суждено было воплотиться. Дорогу Барченко перешел не кто иной, как человек, втянувший самого ученого в органы ОГПУ, - Яков Блюмкин.
Для спецоперации на Тибете Александр Васильевич не подходил: он был ученым, а не шпионом. Блюмкин же имел очень большой опыт подрывной работы на Востоке. Кстати, с идеей организации экспедиции на Тибет и в Индию выступил Глеб Бокий. Целью экспедиции было установление контактов с духовными учителями Востока. Поездка готовилась в особой секретности, а возглавлять ее должен был именно Барченко. Но случилось не так. Яков Блюмкин, переодевшись монгольским ламой, проник в труднодоступные районы Тибета и попытался примкнуть к Николаю Рериху. Но, как явствует из исследований московского журналиста Александра Шальнева, работавшего с архивами ОГПУ, у него ничего не получилось.
Задача же Барченко была несколько иной. Он предполагал изучить Тибет и передать послание к ламам с призывом перейти под эгиду советской власти. Но в конце концов экспедиция была сорвана. В ее срыве было заинтересовано несколько сторон.
Во-первых, в случае успешного проведения экспедиции Глеб Бокий мог бы очень серьезно подняться по служебной лестнице. А это многих не устраивало. Дело в том, что "мистический" отдел ОГПУ занимался еще и "прослушкой" разговоров партийных деятелей, а также внутренним шпионажем. У Бокия была сверхсекретная "Черная книга", в которой был собран компромат на очень многих партийцев. Допустить единовластие такого человека было бы большой ошибкой.
Во-вторых, приблизительно в это же время дорожку на Тибет проложили немцы. Профессор Карл Хаусхофер, ставший впоследствии одним из руководителей "Общества Туле", мистической организации, в которую входили многие деятели нацизма, практически с похожей целью также посетил Тибет. Для немцев русские экспедиции были крайне нежелательными. Интересно, что уже в 30-х годах оккультное бюро СС "Аненербе" организовало к ламам еще несколько экспедиций. Оккультисты считали, что тот, кто владеет Тибетом, "сердцем мира", тот владеет и всем миром.
В общем, из секретного отдела Бокия произошла утечка информации. Дело в том, что Александр Барченко был масоном. До революции он, якобы, принадлежал к ложе розенкрейцеров. Эта ложа была весьма пестра по своему составу. В нее входили как люди, искавшие разгадку тайн бытия, так и одиозные личности (например, основатель современного сатанизма Алистер Кроули, именовавший себя не иначе как "Зверь Апокалипсиса"). Многие розенкрейцеры "плавно" влились в верхние эшелоны фашистского режима в Германии. Возможно, именно кому-то из таких нечистоплотных бывших друзей сам Барченко что-то взболтнул. Есть и другая версия - в 20-е годы между СССР и Германией очень тесно развивалось сотрудничество в военной сфере, а значит и процветал шпионаж. Раздобыть информацию об экспедиции на Тибет для хорошего шпиона было лишь делом техники.

Борьба с тайнами.

Первой жертвой наступления на оккультизм и его "героев" в СССР стал Яков Блюмкин. За связи с Львом Троцким его в 1929 году расстреляли. Спецотдел Глеба Бокия еще некоторое время продолжал успешно работать, но меч уже был занесен. В 1926 году по личному указанию Дзержинского Барченко организовал экспедицию в Крым. Целью крымской поездки ученых были поиски входа в древние города покинутых цивилизаций.
В 1927 году Барченко столкнулся с отшельником из глухих костромских лесов Михаилом Кругловым. Тот, под видом юродивого, проник в Москву и встретился там с Александром Васильевичем. Круглов проповедовал на площадях, за что неоднократно ссылался в сумасшедший дом. Рассказ костромского отшельника, а также его владение навыками древней письменности, убедили Барченко в том, что традиции забытых цивилизаций хранятся в русской глубинке. А еще через 2 года Барченко предпринял экспедицию на Алтай, где также зафиксировал немало аномальных явлений.
Сам ученый не исключал возможности палеоконтактов между древнечеловеческой и внеземными цивилизациями. На Кольском полуострове Барченко искал камень с Ориона (некий таинственный камень Грааль искали и воспевали многие представители тайных обществ). Сей камень якобы обладал способностью накапливать и передавать на любые расстояния психическую энергию, обеспечивать контакт с космической субстанцией. Барченко активно занимался изучением сверхприродных возможностей человека, сам обладал даром гипноза и телекинеза. Но все это ему, отнюдь, не помогло.
В мае 1937 года был арестован Бокий (его расстреляли в ноябре этого же года). Глеб Иванович был "человеком Ленина", то есть представителем "старой гвардии". Для Сталина, которому также не чужды были мистические тайны (еще в годы своей учебы в Тбилиси Иосиф Виссарионович был близко знаком с тем же Георгием Гюрджиевым, а в его семинарии преподавали курс биоэнергетики), разработки спецотдела Глеба Бокия представлялись, похоже, довольно опасными. Сам "вождь" имел непревзойденное влияние на людей, и не был профаном, которого легко обвести вокруг пальца. Спецотдел был ликвидирован, материалы секретных исследований были изъяты и вскоре исчезли.
30-е годы дали старт новому витку репрессий. Расстреливали уцелевших троцкистов, "предателей и шпионов" и... масонов. Тот факт, что за годы советской власти в большевистской России "махровым" цветом расцвели разные тайные ордена и ложи, сейчас уже не является тайной. Многие исследователи отстаивают мысль, что "зеленый" свет масонам в СССР был дан неспроста. Таким образом советские спецслужбы получили возможность раскрыть все контакты представителей лож со своими собратьями за рубежом, а также одновременно заполучить тайные каналы информации. Репрессии против масонов в СССР были довольно сильными, "чистки" затронули даже высшие эшелоны власти.
Следует отметить, что устранение Барченко и Бокия сыграло на руку нацистам. Именно они стали монополистами в области практического использования оккультных знаний в Европе. Но главное, что в лице Александра Барченко страна лишилась пускай и немного авантюрного, но очень талантливого ученого, обладавшего знаниями, которые могли понадобиться, ведь близилась война, а его исследования по влиянию на человеческую психику были, несомненно, очень ценны...

Что искали по заданию Феликса Дзержинского на Кольском полуострове.

В 20-х годах прошлого столетия на Кольский полуостров отправилась экспедиция во главе
с академиком А. Барченко. Ее цель - выяснить причину странного заболевания коренных
жителей, так называемого “мерячения”, или полярного психоза. Ни с того ни с сего
жители вдруг бросали свои дома и уходили за сотни километров. Люди впадали в некое
подобие транса и походили на самых настоящих зомби. Они раскачивались или повторяли
какие-то монотонные движения, произносили фразы на непонятном языке, не чувствовали
боли.

Хотя у Барченко и был мандат Института изучения мозга и психической деятельности
человека, финансировалась экспедиция из других источников. Проходила она под
патронажем самого Дзержинского. Дело в том, что научные работы Барченко, а он серьезно
занимался хиромантией, телепатией и парапсихологией, заинтересовали “железного
Феликса”. Александра Васильевича пригласили на работу в спецотдел ОГПУ. На
исследования ученого выделялись по тем временам приличные суммы, он имел доступ ко
всем архивам и любой информации.

В ходе исследования местности экспедиция, в составе которой было 13 человек,
наткнулась на необычный лаз, ведущий под землю. Но попасть внутрь никто из
путешественников так и не сумел. Мешал необъяснимый страх, который охватывал людей.
Вот слова очевидца: “Было такое ощущение, что с тебя живьем сдирают кожу”. Именно в
этих местах у людей и начинались приступы “мерячения”. Тем не менее члены экспедиции
решили сфотографироваться у мистического лаза. А когда проявили пленку, то в кадре
обнаружилась странная тень какого-то человека в шляпе. Получалось, что он стоял позади
фотографа. Однако никого из посторонних в тот момент не было.

Но самые интересные открытия ждали экспедицию в районе Сейдозера (в переводе с
саамского - Святое озеро). В безлюдной тундре она обнаружила какие-то отесанные
геометрически правильные плиты, белую колонну, просеки. Вот что записал в своем
дневнике ученый-астрофизик Александр Кондиайн: “В одном из ущелий мы увидели
желтовато-белую колонну, вроде гигантской свечи, а рядом с ней кубический камень”.

На противоположном берегу озера на вертикальной поверхности скалы была четко видна
стометровая фигура человека с крестообразно поднятыми руками. Местные жители поведали
такую легенду. В далекие времена на саамов нападал великан Куйва. Они никак не могли
победить его, хотя храбро сражались. И тогда попросили помощи у своих богов. Те,
пораженные бесчинствами великана, метнули в него сноп молний и испепелили. На скале
только и остался отпечаток его тела, который назвали “стариком Куйва”.

Известие об уникальных находках вызвало в советской России настоящую сенсацию.
Академик Александр Барченко был уверен, что нашел следы древней, никому не известной
цивилизации, получившей название Гиперборея. Древние греки называли гипербореями
жителей далекого севера, то есть “живущими за Бореем” - северным ветром, а саму их
страну Гипербореей, которая, как предполагают историки, погибла 15-20 тысяч лет назад.

Однако в ОГПУ результаты экспедиции сразу же засекретили. В 1937 году А.Барченко был
арестован. У него изъяли книги, записи, дневники... Александра Васильевича обвинили в
шпионаже и террористической деятельности и 25 апреля 1938 года расстреляли. Папки с
документами остались на Лубянке, и о дальнейшей их судьбе ничего не известно.

А в 1997 году на поиски таинственной Гипербореи на Кольский полуостров прибыла
экспедиция во главе с доктором философских наук Валерием Деминым. Члены его команды
также отправились к священному Сейдозеру, с трех сторон окруженному горами. И их ждали
свои открытия.

На высоте примерно 500 метров над уровнем моря был обнаружен мощный комплекс:
циклопические сооружения, культовые и оборонительные кладки, геометрически правильные
плиты с таинственными знаками и следами техногенной обработки. А кроме того, останки
обсерватории, проложенный в скальных породах и устремленный в небо 15-метровый желоб с
визирами, который напоминает секстант знаменитой астрономической обсерватории Улукбека
в Самарканде.

В окрестностях Сейдозера члены экспедиции нашли множество геоглифов (гигантских
“земляных” изображений). Кроме 100-метрового старика Куйвы с крестообразно поднятыми
руками, на склоне другой горы просматривается еще более впечатляющее своими размерами
изображение - примерно 400-метровый полустертый трезубец. Он почти вдвое превышает
величину известного белого геоглифа в форме “канделябра”, находящегося в Перу.

Как считают члены экспедиции, все это подтверждает, что на Кольском полуострове
существовала древняя цивилизация, следы которой первым обнаружил академик Александр
Барченко, правда, так и не раскрыв причины “мерячения”. Как сказал в одной из своих
научных статей Валерий Демин: “Гиперборея вновь обретена”.

- Действительно ли на Кольском полуострове, в самом центре Ловозерской тундры была
Гиперборея, ученым еще придется разбираться, - сказал корреспонденту “Труда” член
экспедиции Игорь Георгиевский. - Но понятно одно: там есть какая-то тайна.

© Copyright "Читальный зал". All Right Reserved. © 1701 - 2022
Народное нано-издательство "Себе и Людям"