При поддержке министерства культуры чтения России


Книги на английском языке размещаются в филиале Читального зала на сайте "iReading"



Видео-материалы размещаются в филиале Читального зала на сайте "Смотрикль"

Средневековые библиотеки.

Император и государство в Китае воспринимались как единый символ космического порядка, и китайские дворцовые библиотеки были государственными. Императоры читали здесь сами и держали специальных чтецов. Цинь Ши-хуан-ди (III в. до н.э.) запретил иметь библиотеки кому-либо еще и издал указ о сожжении всей неугодной литературы.
 
     Средневековый Китай, как и античную Грецию, можно считать родиной библиотеки. Уже в III в. для письма в Китае начинают широко применять бумагу (более ранние документы написаны на бамбуке и шелке). В IV–VI вв. возникают библиотеки буддийских и даосских монастырей, имевшие значительные собрания как религиозной, так и светской литературы. Некоторые части этих собраний сохранились и поныне. Первая печатная (созданная методом ксилографии) книга – буддийский канон «Алмазная сутра» – появилась в Китае в 868 г.
 
     Монастырские библиотеки стали появляться в Западной Европе в V–VI вв. Это были весьма скромные по величине собрания – книги нередко умещались в одном сундуке или шкафу. В бенедиктинских монастырях, согласно уставу, монахи обязаны были заниматься как физическим трудом, так и чтением, и переписыванием книг.
 
     В VIII в. арабы научились изготавливать бумагу. Это сыграло важную роль в распространении книг во всех странах арабского Востока. Если библиотеки средневековой Европы были совсем небольшими, то в странах Азии, Африки и завоеванной Испании создавались крупные книгохранилища – сотни тысяч и даже миллионы томов. По одной из легенд, монголы, завоевавшие Багдад, бросили все библиотечные книги в реку Тигр. Образовался мост, по которому могли свободно идти люди, а вода в реке почернела от чернил.
 
     В исламском мире сложилась особая форма конструкции помещений библиотек. Обычно они располагались в отдельных зданиях. В центре – большой красиво украшенный зал с высоким потолком, часто с куполом. Стены были побелены, иногда украшены цветным мрамором. На дверях висели роскошные занавесы, а пол покрывался коврами, на которых и располагались читатели. Книги хранились в деревянных шкафах, наиболее ценные (прежде всего ценные экземпляры Корана) – в специальных витринах. Особое значение придавалось сохранности – от хищений, от пыли, от насекомых. За это отвечал хранитель библиотеки – сахиб. Он же следил за тем, чтобы всем читателям предоставлялись (бесплатно) бумага, чернила, перья. Ведь посетители приходили сюда в основном не читать, а именно переписывать.
 
     Правители восточных государств VIII–ХI вв. имели богатые и строго организованные библиотеки. В Багдаде, Каире и других городах в библиотеках были специальные залы для дискуссий «мудрых». Описывая библиотеку багдадского султана – «дом мудрости» –, современник говорит, что она помещалась в специальном здании, состоящем из вестибюля и длинного сводчатого зала, от которого отходили многочисленные боковые помещения. Вдоль всех стен как зала, так и этих помещений, стояли шкафы с дверцами, опускавшимися сверху вниз. Каждая отрасль (а султан собирал книги по всем отраслям знания) имела свой шкаф и каталог, в который были занесены названия книг. Библиотека стала крупнейшим исследовательским центром мусульманского мира. Переводились труды Аристотеля, Гиппократа, Эвклида.
 
     В Х в. одним из крупнейших центров арабского мира стала Кордова. Библиотека кордовского халифа аль-Хакама II составляла около 400 тыс. томов, среди которых встречались редчайшие манускрипты. В городе возникло много и частных библиотек, владелицами некоторых были богатые женщины. Сохранилось имя одной из них – Аикса; она даже отказалась от семейной жизни и полностью посвятила себя собиранию библиотеки. Вообще, приобретение книг в Кордове, как и вообще в Халифате, считалось модным, а наличие частной библиотеки было знаком высокого социального статуса.
 
     В ХVIII в. прошел слух, что в Абиссинии сохранилась в целости библиотека царицы Савской, Кто и когда пустил эту библиографическую утку, неизвестно… Серьезные научные книги утверждали, что папа Григорий VIII (1572-1585) послал двух своих ученых людей в Абиссинию, где они проделали большую исследовательскую работу, результаты которой были записаны. Согласно этим исследованиям, чудесная библиотека библейской царицы действительно существует. Хранится она в монастыре на горе Амара. Основателем ее был царь Соломон, который в каждый из своих визитов к царице Савской одаривал ее ценнейшими рукописными произведениями. Здесь есть и книги Сивилл, и книга Ноя о математике, и записи философских бесед Авраама, и книги самой царицы Савской. А всего, говорит неизвестный мистификатор, в этой библиотеке десять миллионов сто тысяч книг, которые записаны на белом пергаменте и заключены в шелковые футляры… Но впоследствии обнаружилось, что все это лишь легенды. Во всей Абиссинии только у ее правителя – негуса – оказалась небольшая домашняя библиотечка, на полках которой стояли не сочинения древних пророков, а современные французские бульварные романчики.
 
     В VII–X вв. в Китае возникает особое научное учреждение – «книжный двор». Здесь работали выдающиеся ученые, которые занимались также и обучением. Велась также подготовка к государственным экзаменам, необходимым для поступления на государственную службу. А основой системы исследования, воспитания, образования, самообразования была именно библиотека.
 
     В одном из сочинений китайских средневековых историков имеется запись о том, что император сказал первому министру: «Недавно слышал, что библиотеки не в порядке. Из книг, которые выданы, часто случаются пропажи… Императорским чиновникам выдано на руки четыреста шестьдесят томов. Высочайше повелеваю, чтобы был установлен контроль за возвратом всех выданных книг, кроме тех, что были выданы для переписывания».
 
     Одной из крупнейших в Юго-Восточной Азии была священная библиотека Питака-тайк в государстве Паган; ныне это территория Мьянмы – бывшей Бирмы. (В этих местах для письма использовались пальмовые листья, а переплетами служили дощечки из редких пород дерева). Библиотека располагалась в многоярусном здании, сохранившемся до наших дней.
    
     В 1037 г. князь Ярослав Мудрый основал первую, очевидно, библиотеку в Киевской Руси (можно считать ее и первой из российских библиотек). Она находилась в киевском Софийском соборе. Это было самое полное собрание письменных памятников древней Руси – Евангелия, Книги пророков, жития святых; здесь хранились и важные государственные документы. 500 томов – таким собранием в то время могли похвалиться не многие библиотеки Европы. Неизвестно, куда пропала библиотека Ярослава Мудрого: возможно, она погибла во время большого пожара 1124 г., возможно, была уничтожена в 1240 г. во время разгрома Киева войсками Батыя. В XI–XII вв. библиотеки возникают при монастырях и соборах в Новгороде, Чернигове, Владимире.
 
     Более 200 лет татаро-монгольского ига на Руси привели к тому, что на большей части территории монастырские библиотеки погибли, а книг домонгольского периода фактически не осталось. Сохранились, в основном, те библиотеки, которые находились на севере и на новгородских землях.
 
     Вплоть до ХII в. рукописи в Европе существовали и переписывались только на пергамене. Поэтому наиболее ценные книги приковывались к пюпитрам или полкам цепями, а библиотекари наставляли читателей: «Бери книгу с таким же благоговением, как Симеон-праведник взял на руки младенца Христа». Обычай приковывать книги сохранился в некоторых европейских странах до ХVII в.
 
     В средние века чтобы уберечь книгу от порчи и пропажи библиотекари писали на ней страшные угрозы: «Если вы похитите или продадите книгу, вас ждет страшный божий гнев. Вы попадете в ад. Будете жевать и выплевывать свой язык, раскаленный как железо. А изо рта у вас будут постоянно выскакивать жабы».
 
     В средневековой Европе широкое распространение получили библиотеки монастырей, церквей, монастырских школ. Знаменитый философ, монах Фома Аквинский (ХIII в.) писал: «Настоящая сокровищница монастыря – библиотека. Без нее он все равно, что кухня без котла, стол без яств, колодец без воды, речка без рыбы, плащ без другой одежды, сад без цветов, кошелек без денег, лоза без винограда, суд без часовых…». Библиотечные правила в принципе позволяли выносить книги из стен, в каталогах поэтому заводятся специальные рубрики: «книги, не выпускаемые из монастыря». Фонды подразделялись также на книги, доступные всем читателям и книги для избранных – имеющие особую ценность или скрываемые по идеологическим мотивам. Составлялись каталоги, многие из которых сохранились до наших дней. Появились также сводные каталоги; например, монахи-францисканцы Британских островов составили «Перечень книг Англии», содержащий сведения о фондах 183 монастырских библиотек.
 
     Существует легенда, что очки, которые получили достаточно широкое распространение к середине XIV века, изобрел Джордано да Риальто – хранитель библиотеки доминиканского монастыря в Венеции. На фреске 1352 года изображен монах в очках, и скорее всего именно эта фреска послужила поводом к появлению легенды. Говорят, что сохранились монастырские хроники конца XIII века, в которых описывается, как во время ужина Джордано пожаловался, что его глаза уже не различают слов, начертанных на пергаментах, поэтому он больше не может оставаться на посту библиотекаря. Но приор посоветовал Джордано обратиться к стекольных дел мастерам: «Они делают удивительные кругляшки: смотришь сквозь них – и все написанное увеличивается». Монахи начали спорить, не являются ли эти стекла дьявольским наваждением, но приор их успокоил, напомнив, что «лукавый не открывает глаза на Божий мир тому, кто потерял зрение, а скорее мешает тем, кто хорошо видит». Джордано отправился к стекольщикам и на следующее утро уже демонстрировал братии свое приобретение. Однако он не успокоился на этом, начал ежедневно посещать мастеров, наблюдать за их работой и вести записи: «Секрет состоит в том, чтобы стекло было выгнуто – только тогда оно увеличивает то, на что смотришь. Важна и толщина. Она должна меняться в зависимости от зрения того, для кого эти стекла предназначаются. Потому что видят все по-разному. Приходится делать несколько проб, прежде чем подберешь человеку то, что ему нужно…» В конце концов библиотекарь Джордано запечатлел на манускрипте весь технологический процесс, а рукопись подарил другому монаху – Алессандро де ла Спина. Тот, будучи в городе Пиза, рассказал местным монахам-доминиканцам об очках, проиллюстрировав свое повествование цитатами из рукописи Джордано. Откровения брата Алессандро дошли до ушей тогдашних правителей Пизанской республики, и те, нимало не сомневаясь, объявили, что именно в Пизе впервые изготовлены замечательные стекла.

     Первой университетской библиотекой в Европе стала библиотека Болонского университета в Италии, основанная в XI в. Затем такие библиотеки появляются во Франции (Парижский университет), в Англии (Оксфорд, Кембридж), Чехии (Прага), Польше (Краков), Германии (Гейдельберг), Австрии, Швеции, Дании. К началу XVI в. в Европе было уже более 60 университетских библиотек. При университетах существовали скриптории (мастерские по переписыванию книг) и книжная торговля. Шире, чем в библиотеках монастырей и церквей, была представлена литература светская, научная, иногда даже опасная. Правилами предусматривались ограничения в выдаче: «Книги, учения которых осуждены, писания, опасные для чтения, должны доверяться только профессору богословия. Однако он должен воздерживаться от них, если потребности аргументации или спора не заставляют его прибегать к ним. Сам профессор не должен их читать из-за чистого любопытства, чтобы яд не проник в него». Правила также предусматривали порядок выдачи на дом – «чтобы нельзя было подменить одну рукопись другой той же внешности, но меньшей ценности». Книги, которые нельзя было выносить из библиотеки, приковывались цепями к пюпитрам. Например, в библиотеке Сорбонны в 1338 г. согласно каталогу имелось 1720 книг, 300 из которых были прикованы.
 
     Самый северный в России Соловецкий монастырь был крупнейшим культурным центром и центром книжности. Обитель имела крупнейшую библиотеку, в ней работали летописцы, иконописцы, действовала книгописная мастерская. У некоторых иноков книги были и в кельях. Самую необходимую для богослужения литературу принесли с собой еще основатели монастыря – Савватий и Зосима. В конце XV в. игумен Досифей специально отправился в Новгород Великий, чтобы пополнить библиотеку. В течение нескольких лет он самолично и с помощью приглашенных мастеров отбирал и переписывал лучшие, наиболее авторитетные рукописи. Этот фонд в описях монастырской библиотеки имеет название «Досифеева данья». Книги, присланные из Новгорода Досифеем помечены его книжным знаком. Это был первый в России экслибрис.
 
     Библиотека Троице-Сергиева монастыря ведет свое начало от самого Сергия, который пришел сюда, «в пустыню», с двумя книгами. В первое время книги писались и переписывались на бересте. А в начале ХV в. здесь уже была «книгописная палата» – мастерская по изготовлению книг. Их переписывали, украшали заставками, золотыми буквами, изящными миниатюрами. Настоящими произведениями искусства были переплеты – с драгоценными камнями, жемчугом, серебряной чеканкой, бархатным шитьем. Есть предположение, что в течение некоторого времени эту мастерскую возглавлял Андрей Рублев. 
     
     Оксфорд обладал одной из самых больших и богатых университетских библиотек – Бодлеанской. Поглядеть на эту достопримечательность приходили даже крестьяне с женами. При этом они шумели и топали ногами, поскольку не могли понять, что это такое и зачем это может пригодиться.
 Фонд Бодлеанской библиотеки состоял из трудов по теологии, истории, медицине и другим наукам. Одним из важных источников пополнения фонда были дары. Владельцы богатых частных библиотек завещали или отдавали их Университету. Например, известный библиофил Ричард де Бери отдал свое собрание, состоявшее из 1500 томов, студентам Оксфорда, который сам окончил и в котором некоторое время был библиотекарем (хранителем библиотеки). В своей знаменитой книге «Philobiblon» («Любокнижие») де Бери обращается к вечной проблеме надругательства над библиотечными книгами: «Есть школяры, которые настолько изгаживают книги, что лучше б повязали уж себе сапожный фартук и вытирали руки об него, а не о рукописи, расстилая и разглаживая их. А если приглянется им какое-нибудь место в книге, отчеркивают его грязным ногтем. Соломой пользуются для закладок. И над открытой книгой не стыдятся есть сыр и фрукты, размахивать наполненным стаканом. А если под рукой нет сумки, объедки оставляют в книгах. На книги опираются локтями и смятые тем листы разглаживают, сворачивая их в трубку вдоль и поперек, нанося книгам неимоверный ущерб. И прежде прочих из библиотек следовало бы гнать взашей тех, которые, упражняясь в рисовании, марают поля каракулями – причудливыми буковками и мордами животных».
 
     Среди частных библиотек Европы особое место составляли королевские. Первая из них – библиотека французских королей. Основу ее заложил Карл V (1364-1380); инвентарная роспись на тысячу книг из его собрания и сейчас хранится в Парижской национальной библиотеке. Многие из королевских библиотек впоследствии вошли в состав библиотек национальных, и память об этом сохранилась в названиях – Королевская библиотека в Копенгагене, которую королевская семья на протяжении веков пополняет ценными книгами; Королевская библиотека Швеции, которой в 2001 г. исполнилось 340 лет; Королевская библиотека им. Альберта I в Брюсселе.


К началу Средних веков большинство античных библиотек ушло в небытие: одни гибли в пожарах, другие уничтожались во время войн.

Политическая и экономическая нестабильность, равнодушие новых правителей к книгам, а также распространение христианства в первые века нашей эры не способствовали сохранению античной интеллектуальной традиции. Однако новая религия не могла обходиться без богослужебной литературы.

В создававшихся монастырях книги становятся непременным атрибутом. «Люди знания» продолжали ценить классическую литературу, переписывать книги и собирать библиотеки. Одним из таких людей был Кассиодор, секретарь остготского короля Теодориха (VI в.). В основанном им монастыре Вивариум на юге Италии он организовал библиотеку и скрипторий — мастерскую по переписке книг, посвятив свое время религиозной и интеллектуальной деятельности. Наряду с религиозными, его библиотека содержала тексты многих латинских и греческих авторов. В трактате «Наставление в науках божественных и светских» он уделяет большое внимание тому, как следует обходиться с книгами: переписывать, исправлять ошибки, реставрировать. Кассиодор стал своеобразным связующим звеном между уходящим античным миром и зарождающейся средневековой эпохой.

Его современником был св. Бенедикт Нурсийский, основавший в 529 монастырь в Монтекассино. Местные монахи расходились по Европе, основывая монастыри и распространяя бенедектинский устав, утвердивший чтение и письмо неотъемлемыми частями монашеской жизни. Говорили, что «монастырь без книжного шкафа, как военный лагерь без оружия».

Так в VI в. было определено место средневековой библиотеке. Распространению знания способствовала деятельность ирландских монахов (прежде всего св. Колумбана), основавших в Европе монастыри, известные в дальнейшем своей интеллектуальной деятельностью и книжными коллекциями, содержащими как религиозную, так и свет­скую литературу (Луксейское аббат­ство, Сен-Галлен, Боббио и др.). В их скрипториях создавались прекрасно иллюминированные рукописи.

В VII—VIII вв. были основаны и другие влиятельные монастыри. Во Франции — Корби с библиотекой и скрипторием, считавшимися лучшими в Зап. Европе; в Германии — Фульда, каталог его библиотеки сохранился до наших дней и считается самым ранним из известных. В конце VIII в. наступил краткий период интеллектуального расцвета — каролингский ренессанс. Карл Великий интересовался знаниями и приглашал ко двору ученых, в част­ности Алкуина. Биограф императора Эйнхард писал, что тот «имел множество книг».

Одним из страстных библиофилов того времени был аббат Луп Феррьерский. Он разыскивал новые книги, копировал их, одалживал, переписывался с друзьями на библиофильские темы. Не чуждались знаний и женщины. Дуода, графиня Септиманская, составила поучение сыну по имевшимся у нее сочинениям Доната, Исидора Севильского, Григория Великого и др.

Владение книгами не всегда означало умение читать. Книги в основном слушали. Но если светскому лицу не обязательно было быть грамотным, то для монаха образованность считалась обязательной, хотя это правило и не всегда соблюдалось.

В Раннее Средневековье даже крупные монастырские собрания содержали не так много книг. По каталогам количество томов определить непросто, поскольку не всегда разделялось понятие «текст» и «кодекс». Известно, что в Рейхенау и Сен-Галлене в 822 насчитывалось более 400 томов, а, например, в Боббио в X в. — около 600 названий (но томов соответственно меньше). Капитульные библиотеки до XIII в. оставались довольно бедными. Библиотека Страсбургского собора в 1027 имела 50 книг, собора Шпейера в 1051 — 14, собора в Нуайоне в 1220 — 45.

Книги циркулировали внутри монастырей. Монах должен был получить книгу в начале поста, прочитать и иногда даже отчитаться о прочитанном. Он обязан был заботиться о книге. Нередко писцы предостерегали читателей: «Эта книга дана Господу и Его Матери... Если кто-то ее испортит, он подвергнется гневу Господню и оскорбит Его Мать». Монастыри одалживали книги, рискуя не получить их обратно.

За книгами монастырской библиотеки следил библиотекарь (armarius). Он должен был поддерживать хорошее состояние книги: заменять и реставрировать поврежденные страницы и переплеты, переплетать тома, ставить владельческие знаки на кодексах. Книги хранили в сундуках или в специальных нишах в стене, а то и просто складывали на полу за неимением места. Книги выдавали как монахам монастыря, так и посторонним лицам.

К исходу Средних веков многие церковные библиотеки сумели существенно обогатить свои фонды. В конце XV в. в монастыре Сен-Дени было 1600 томов, в Клерво — более 1700, в Лестере — 1100, в Сито — 1200 томов, в Кентербери — 1837 томов. Университеты, появившиеся в Европе в XIII в., первоначально не имели библиотек. Они складывались из дарений и завещаний меценатов и преподавателей.

В каталоге Сорбонны уже в конце XIII в. значится более 1000 томов. Для их чтения была отведена специальная комната в 40 шагов в длину и 12 в ширину, со множеством небольших окон. В галерее на одинаковом расстоянии друг от друга располагалось 28 пюпитров, за которыми читали книги, прикрепленные к стенам длинными цепями.

В Средневековье книги стоили дорого. Для того чтобы купить обычную книгу средней стоимости, королевскому чиновнику нужно было работать 6 дней. Книга, изготовленная на заказ, стоила почти в два раза дороже рукописи, циркулирующей на рынке. Нередко библиофил, собравший богатую коллекцию, к концу жизни разорялся, и после смерти его собрание шло с молотка. С появлением бумаги книги дешевеют и становятся более доступны.

С XIV в. наблюдается рост частных библиотек. Известны огромные библиотеки семейства Медичи, Сфорца. Тысячу томов собрал в Лувре французский король Карл V. Собранная несколькими папами, Ватиканская библиотека в концу XV в. насчитывала 3650 томов. Согласно легенде, библиотека венгерского короля Матиаша Корвина насчитывала 50 тыс. томов. На самом деле их было в 10 раз меньше. О страстной любви к книгам и своих коллекциях библио­филы пишут трактаты (Ришар де Фурниваль, Ричард де Бери). В XIV в. средний размер хорошей библиотеки сеньора составлял 40—50 томов, в XV в. — 70—80. От половины до двух третей коллекции приходилось на религиозную литературу.

С началом Возрождения меняются интересы читателей и состав библиотек. Гуманисты-библиофилы устремляются на поиски античных рукописей, нередко находя их заброшенными в монастырских подвалах. Благодаря гуманистам в XV в. в Италии появляются первые публичные библиотеки. В конце Средневековья печатная книга пришла на смену рукописной, став более доступной широкому кругу читателей.

В соседней с Зап. Европой Византии библиотеки продолжали антич­ные традиции. В императорских коллекциях хранились книги как христианских, так и классических авторов. Крупное книжное собрание представляла собой библиотека патриарха. После падения Константинополя в 1453 многие византийские собрания были рассредоточены, однако завоеватели понимали ценность книг и предпочитали их продавать, а не сжигать, благодаря чему ныне нам известны сочинения многих античных авторов, хранившихся в византийских библиотеках.

Первые сведения о древнерусских библиотеках относятся к середине XI в. В «Повести временных лет» под 1037 говорится о книжном собрании Софийского собора в Киеве. С ростом городов и постройкой новых монастырей и храмов возрастает и количество книг. Церковные собрания постоянно пополнялись за счет вкладов частных лиц на «спасение души» и т. п. Один из наиболее влиятельных на Руси Киево-Печерский монастырь жил по Студийскому уставу, который предписывал иметь в монастырях библиотеки, а также расписывал права и обязанности читателей и хранителей книг.

Владели книгами и князья, о чем повествуют летописи. В Изборнике Святослава (1076) переписчик отметил: «Избрано из многих книг княжьих». Существует мнение, что книжные собрания домонгольской Руси вполне сопоставимы с западноевропейскими библиотеками этого времени.

Активное увеличение библиотек начинается с XV в. Большинство библиотек Средневековья не сохранились до наших дней. И если, например, библиотека аббатства Сен-Дени была рассеяна еще во время Религиозных войн во Франции, то многие другие исчезли в перипетиях XX в. Несохранившиеся собрания изучают по дошедшим до нас инвентарям.

 

© Copyright "Читальный зал". All Right Reserved. © 1701 - 2022
Народное нано-издательство "Себе и Людям"