При поддержке министерства культуры чтения России


Книги на английском языке размещаются в филиале Читального зала на сайте "iReading"



Видео-материалы размещаются в филиале Читального зала на сайте "Смотрикль"

Часовня Росслин.

Позднеготическая церковь в Шотландии, в мидлотианской деревне Рослин, строившаяся в середине XV века близ Рослинского замка в качестве усыпальницы клана Синклеров. Инициатором строительства выступил Уильям Синклер, 3-й граф Оркнейский.

Часовня Росслин, самая загадочная постройка Шотландии, если не всей Великобритании, которая в последнее время стала немыслимо популярной, благодаря знаменитому роману Дэна Брауна «Код да Винчи». Именно в Росслин разворачивается последняя сцена романа, где находят прибежище потомки Иисуса Христа, охраняемые потомками тамплиеров.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чтобы рассказать хоть немного достоверную историю о Росслин, приходится разматывать запутанный клубок тайн и интриг, начиная с основания самой Шотландии, где настолько тесно переплетены мифы и реальность, что отличить одно от другого уже практически невозможно. Впрочем, наверное, это и не нужно, поскольку миф, как минимум, является отражением культуры и психологии своего времени. Будоража сознание и фантазию людей, предания и легенды влияют на мировоззрение, мотивируют на реальные поступки и в итоге – создают новую историю, вне зависимости от того, основаны они были на факте или нет.

Первоначальный замысел.

По первоначальному замыслу Росслин задумывалась как большая церковь, в форме креста. Ныне су­ществующее здание, вероятно, планировалось как женская часовня при большой церкви, облик ее должен был по­вторять облик храма Соломона в Иерусалиме.

Часть плана, выделенная жирным черным цветом соответствует той части здания, которое было построено и сохранилось до наших дней. Фундамент часовни Росслин был заложен в 1446 году Сэром Вильямом Сент-Клером, но работы по ее возведению начались лишь через четыре года. Ведя подготовку к строительству часовни, были привезены каменщики и другие ремесленники из континентальной части Европы.

Сама деревня Росслин предположительно построена как место жительства новоприбывших.

Строительство часовни Росслин заняло сорок лет. Сент-Клер умер, не успев довести его до конца, и был похоронен в еще недостроенном помещении. Строительство заканчивал сын сэра Уильяма, Оливер Синклер. Он так и не продолжил возведение оставшейся части церкви, из-за недостатка финансирования – ресурсы семьи были отвлечены на другие цели.

Местоположение.

Название часовни отнюдь не восходит к словосочетанию Rose Line (Линия Розы), как утверждается в романе “Код да Винчи”. На самом деле оно составлено из двух кельтских слов — ross (гора, холм) и lynn (вода). То есть в буквальном смысле Рослин — значит “холм у реки”. Название идеально соответствует местности, Здесь река Эск огибает высокую гору, на которой высится замок Рослин.

Деревня начинается у края крутого ущелья – долины реки Эск. В семи милях от этого места, там, где сливаются северный и южный рукава реки Эск, расположена бывшая прецептория тамплиеров Balantrodoch, которая теперь называется просто Темпль.

Долина Северного Эска – загадочное место. С крутых склонов на путника смотрят вырезанные из мшистых скал древние языческие головы. Ниже по течению в пещере за водопадом можно обнаружить нечто, напоминающее еще одну гигантскую голову с запавшими глазами – либо разрушенное временем творение человеческих рук, либо результат игры природных сил. Тропинка, идущая через долину, петляет между многочисленных каменных развалин и проходит мимо вырезанного в скале каменного окна. Позади окна находится настоящий лабиринт туннелей, в котором могут укрыться сотни человек и вход в который доступен только посвященному.

Интерьер часовни Росслин.

На самом гребне ущелья стоит часовня Росслин. Несмотря на то, что Росслин является готическим зданием, интерьер часовни можно назвать «эзотерикой», застывшей в камне.

Христианство, масонство, орден тамплиеров, скан­динавская мифология, герметизм и языческие верования — все нашло свое отражение в рельефах, украшающих таинственную ча­совню.

Довольно тесные пространства часовни буквально напичканы самыми разными образами и символами. Так, например, здесь изображены растительные орнаменты и растения Северной Америки, такие как кукуруза, маис и алоэ, которые на столетие (!) опережают открытие этих земель Колумбом.

Среди мно­гочисленных мистических скульптур часовни имеется около двухсот рельефов, изображающих Зеленого Человека. У алтаря можно увидеть две великолепные колонны, одна из которых называется – колонной Мастера, а вторая – колонной Ученика.

Колонна ученика и легенда о Хираме.

С часовней Росслин связаны всевозможные тайны и легенды. Самая известная из этих легенд относится к необычной колонне в восточной части постройки, которая в наше время носит название «Колонна подмастерья». Вот как звучит эта легенда в записи 1774 года.

«… в семье Росслин есть предание, передающееся от отца к сыну. Чертежи этой прекрасной колонны были присланы из Рима или откуда-то еще. Мастер-каменотес не стал браться за изготовление колонны, не взглянув на образец, с которого были сняты, эти чертежи. Поэтому он отправился за границу, в Рим или другой город, а в его отсутствие подмастерье – неизвестно, что побудило его к этому – изготовил колонну в том виде, в каком она предстает перед нами сейчас. По возвращении мастер, увидев превосходно законченную работу, узнал, чьих это рук дело, и в приступе зависти убил ученика».

По некоторым легендам, Ученик  увидел сон, в котором ему были показаны недостающие для строительства элементы колонны.

Вполне возможно, что за этим стоят реальные события — об этом говорят рельефы в часовне. Над западным входом в часовню расположена вырезанная из камня голова юноши с раной на правом виске. Говорят, что это голова убитого подмастерья. Напротив находится голова бородатого мужчины – это убивший его мастер. Справа можно увидеть еще одну голову, на этот раз женскую. Ее называют «вдовствующей матерью».

Можно заметить, что рана на виске ученика в точности совпадает с одной из ран Хирама, а женская голова в той же часовне известна под именем «матери-вдовы». Таким образом, мотивы из истории о Хираме появились в Росслин задолго до современного масонства.

Строительство Храма Соломона, описанное в Ветхом Завете является примером, где, как считается, Бог точно и подробно проинструктировал верующих, снабдив их собственным планом строительства. Именно поэтому возведение Храма Соломона приобрело такое важное значение для средневековых каменщиков. В этом случае Господь фактически учил людей практическому применению геометрии божественного посредством архитектуры. Поэтому его главный ученик, Хирам из Тира, считался образцом, к которому должен стремиться каждый настоящий строитель.

Рассказ о Хираме не является современной выдумкой, а уходит корнями в глубокую древность. В Ветхом Завете сведений явно недостаточно, однако недостающие детали и другие варианты можно найти среди самых древних легенд талмуда и в иудаистских апокрифах.

В 1410 году один из документов гильдии каменщиков упоминает о «сыне царя Тира» и связывает его с древней наукой, которая якобы пережила Потоп и нашла свое отражение в трудах Пифагора и Гермеса. Менее древний манускрипт, датируемый 1583 годом, цитирует слова Хирама и описывает его как сына царя Тира и одновременно мастера. Эти документы представляют собой свидетельства существования широко распространенной и гораздо более древней традиции.

Менли Холл пишет, что «современными масонскими исследователями вполне допускается, что история убийства Хирама основана на ритуале Осириса, чья смерть и воскрешение фигурально изображают духовную смерть человека и его возрождение через инициацию в Мистерии. Хирам также идентифицируется с Гермесом, судя по Изумрудной Табличке. Из этой ассоциации очевидно, что Хирам должен рассматриваться как прототип человечества. На самом деле он является Платоновской идеей (архетипом) человека. Как Адам после падения символизировал Идею человеческой деградации, так и Хирам через свое воскрешение символизирует Идею человеческого возрождения».

«Из путешествия солнца по двенадцати знакам Зодиака, – пишет Альберт Пайк, – произошли легенды о 12 подвигах Геракла и воплощениях Вишну и Будды. Отсюда же появилась легенда об убийстве Хирама, представляющего Солнце, тремя товарищами Ремесленниками, символами зимних знаков (Козерог, Водолей и Рыбы), которые убивали его в трех воротах неба и умертвили в зимнее солнцестояние. Отсюда следуют и поиски его тела девятью знаками, обнаружение его, похороны и воскрешение».

Из такого рода свидетельств становится ясно, что некоторые мастера имели доступ к идеям герметиков и неоплатоников задолго до того, как в эпоху Ренессанса они вошли в моду в Западной Европе. Однако подобные воззрения – еретические и опирающиеся на нехристианские источники – были необычайно опасны для своих последователей, которые были вынуждены исповедовать их тайно. Следовательно, «эзотерические» традиции «посвященных» мастеров возродились внутри гильдий «практикующих» каменщиков. Здесь были посеяны семена, из которых впоследствии вырастет масонство.

Внутри этой «эзотерической» традиции «посвященных» мастеров ведущую роль играла геометрия, которая являла собой проявление божественного. Для таких мастеров собор был чем-то большим, чем «домом Господа». Он был похож на музыкальный инструмент, который настраивался, подобно арфе, на особую и возвышенную духовную ноту. Если инструмент был настроен правильно, то в нем резонировал сам Господь, и божественное присутствие ощущалось всеми, кто входил внутрь. Основные принципы давала геометрия божественного.

К концу первого века до нашей эры римский архитектор Витрувий сформулировал принципы, которые станут основами для будущих строителей. Он рекомендовал, к примеру, чтобы строители на взаимовыгодной основе объединялись в сообщества, или «коллегии». Он настаивал, чтобы «алтари были обращены на восток», как это имеет место в христианских церквях. Важнее, однако, тот факт, что он считал архитектора не просто специалистом. Он говорил, что архитектор должен быть искусным чертежником, математиком, быть знаком с историческими трудами, философией, музыкой, астрологией. Таким образом, для Витрувия архитектор был своего рода магом, обладающим всей суммой человеческих знаний и посвященным в основные законы творения. Самым главным из этих законов была геометрия, на которую архитектор должен был опираться, чтобы строить храмы «при помощи пропорции и симметрии…». Эти идеи вполне соответствовали принципам иудаизма и ислама.

Тамплиеры много строили. При помощи собственных бригад каменщиков они возводили свои замки и прецептории. Архитектура тамплиеров в основе своей была византийской, отражая влияния, которые находились вне сферы контроля Рима. Как мы уже видели, две могилы тамплиеров, найденные в Атлите на территории Израиля, вероятно, можно считать самыми старыми в мире «масонскими» захоронениями.

Тамплиеры поддерживали собственные гильдии. Они также выступали в роли покровителей и защитников других гильдий ремесленников и каменщиков, причем время от времени сами становились членами этих профессиональных объединений. Бывали случаи, что искусные ремесленники принимались в качестве ассоциированных членов в орден Храма. Вряд ли стоит удивляться, что под покровительством тамплиеров принципы божественной геометрии и архитектуры проложили себе путь в Западную Европу.

Масонская символика в часовне Росслин, вряд ли является совпадением, поскольку она была построена семьей, которая – возможно, в большей степени, чем другие семьи Британии, – ассоциируется с масонством. Это Сен-Клеры, или Синклеры – именно таково современное произношение их фамилии.

Семья Сент-Клер.

Семейство Сент-Клеров (позднее Синклеров) с самого начала было связано с традициями тамплиеров в Шотландии и покровительствовало их преемникам, масонам, начиная с XV в. Великий магистр и основатель ордена храма Гуго де Пейен был женат на Катарине Сент-Клер. Неподалеку от Росслина была создана первая тамплиерская организация в Шотландии.

Легенда о строительстве родового замка Сент-Клеров, рассказанная нам гидом, повествует о том, что однажды во время охоты глава семьи встретил чужестранца, который был тяжело ранен. Ему был нужен кров и защита. В благодарность за оказанную помощь, он пообещал, что укажет место, в котором семья сможет построить свой замок, и что это место будет охранять и оберегать благополучие и благосостояние семьи во все времена, если Сент-Клеры будут покровительствовать гонимым странникам. Именно на этом месте в 12 веке и был построен Росслин – родовой замок Сент-Клеров.

Церковь Росслин была построена через столетие после предполагаемого бегства части тамплиеров в Шотландию. В начале четырнадцатого века Уильям Синклер был епископом Данкелда. Он входил в пятерку ведущих шотландских прелатов, объединившихся вокруг Роберта Брюса и его дела. Племянник епископа, которого тоже звали Уильям, был вассалом Брюса и одним из его лучших друзей. Считается, что Сент-Клеры не только участвовали в деятельности тамплиеров, но и помогли им скрыться после роспуска ордена.

По преданиям, в подземных тайниках этого замка семейства Сент-Клер были спрятаны сокровища тамплиеров, вывезенные из Франции – казна, документы и библиотеки, которые так и не были найдены и по свидетельствам были вывезены на 18 судах, входивших в многочисленный флот тамплиеров.

Исследование надгробных плит 14 века в некоторых частях Шотландии, которые по всем признакам принадлежали тамплиерам, и более поздних захоронений говорят о возможности смешения тамплиеров, снявших с себя обеты безбрачия, с членами кланов шотландской знати и возможности передать свои знания и ритуалы своим потомкам.

Еще одно интересное предание о семье Сент-Клеров, навсегда связавшее их семью с масонами, гласит о том, что «… в 1441 году король Шотландии Яков II назначил Сен-Клера покровителем и защитником шотландских каменщиков. Должность эта была наследуемой».

В этом контексте слово «каменщик» относится исключительно к профессиональной гильдии строителей и каменотесов. Эти люди не были простыми ремесленниками, однако они также не были и философами-мистиками. По терминологии, которая возникла гораздо позже, эти люди считались практиками «ремесленного масонства» – другими словами, занимались практическим применением математики и геометрии к искусству архитектуры.

Таким образом, назначение сэра Уильяма Синклера главой гильдии каменщиков напрямую указывает на его познания в строительном деле, а возможно, и в математике и геометрии, которые ассоциировались с архитектурой. Само по себе это очень необычно. Как правило, лорд, монарх, муниципалитет или любой другой заказчик нанимал целую команду архитекторов и каменщиков, которые выполняли всю работу самостоятельно.

Однако в Росслине сэр Уильям Синклер, похоже, сам разработал проект и сам выступал в качестве «управляющего работами». В начале восемнадцатого века пасынок одного из Синклеров – у него был доступ к семейным документам и архивам, которые сгорели при пожаре в 1722 году, – писал:

«… он [сэр Уильям Синклер] задумал построить дом для богослужений самого необычного вида, и для того, чтобы сделать это с должным великолепием и красотой, он привез ремесленников из других районов и стран… и в самом конце работа была чрезвычайно искусной. Сначала он приказал нарисовать чертежи по восточным образцам; плотники сделали резьбу по этим рисункам и отдали ее каменщикам, чтобы те повторили ее в камне».

Таким образом, сэр Уильям явно обладал гораздо большими знаниями и навыками, чем типичный дворянин того времени, и его назначение «покровителем и защитником шотландских каменщиков» было не просто почетным. Как указывают другие документы, на эту должность человека назначал король, но в согласовании участвовали и сами каменщики или, по крайней мере, утверждали его.

Одна из таких грамот гласит: «Лэрды Рослина всегда были нашими покровителями и защищали наши привилегии». Более поздний документ, датируемый концом семнадцатого века, сообщает: «Лэрды Рослина были великими архитекторами и покровителями строительства на протяжении многих поколений. Они обязаны принимать слово каменщиков, тайный знак, по которому они узнают друг друга во всем мире…»

Открытие Америки.

Дед Уильяма Синклера – сэр Генри Синклер, «принц Оркни», был знатным мореплавателем. В 1395 году вместе с венецианским купцом Антонио Зено он попытался пересечь Атлантику. Они достигли берегов Гренландии, где, по утверждению брата Зено, тоже путешественника, в 1391 году тот обнаружил монастырь; исследования недавнего времени дают основания предположить, что он мог добраться и до континента, который впоследствии был назван Новым Светом. По некоторым источникам, его маршрут лежал в Мексику. Если это действительно так, то неудивительно, почему в 1520 году ацтеки идентифицировали высадившегося в Мексике Кортеса не только с богом Кетцалькоатлем, но и со светловолосым, голубоглазым и белокожим человеком, который якобы появлялся на этих землях задолго до него. Также неудивительно и то, что в часовни Росслин мы обнаруживаем орнаменты и растения Северной Америки.

Известно, что тамплиеры бывали на американском континенте. Документы об этом найдены в их архивах. Сведения о далеких морских путешествиях использовали на процессе в виде доказательств обвинения. Также были найдены хорошо выполненные морские карты, на которых был проложен курс для кораблей, а в некоторых монастырях, в отдаленных часовнях, как правило, закрытых для посторонних глаз, были найдены фрески, изображающие самых настоящих индейцев — в перьях, с боевой раскраской, с луками и стрелами в руках. Откуда тамплиеры могли привезти их изображения? Откуда они могли знать, что на другом континенте есть такие люди? Известно, что к середине тринадцатого века флот тамплиеров из необходимости превратился в их главное богатство. Для храмовников, а также их дочернего ордена рыцарей св. Иоанна было гораздо дешевле перевозить людей, лошадей и имущество на собственных кораблях, чем арендовать суда у местных купцов. Более того, флот мог использоваться для перевозки посторонних людей и товаров, а также пилигримов – в этом случае он становился солидным источником дохода. Флот тамплиеров ежегодно перевозил в Палестину 6000 пилигримов из своих портов в Испании, Франции и Италии. В целом флот тамплиеров был нацелен на деятельность в бассейне Средиземного моря – обеспечивать приток людей и товаров на Святую Землю, а также доставлять товары с Ближнего Востока в Европу. В то же самое время их флот действовал и в Атлантике.

Существует мнение, что именно американский континент — источник всех богатств ордена, что ценности были привезены в виде золотых и серебряных слитков и реликвий древних индейских цивилизаций.

После того как флот храмовников покинул в 1307 году берега Бретани, большая часть кораблей с бесценным грузом на борту взяла курс на Шотландию. Часть судов повернула в сторону португальского побережья, где тамплиеры были приняты в братство Иисуса Христа. Рыцарем этого ордена был в свое время знаменитый португальский мореплаватель Васко да Гама, первым проложивший путь в Индию вокруг мыса Доброй Надежды. В более раннее время Великим магистром ордена был португальский инфант Энрико, вошедший в историю под именем Генриха Мореплавателя (1394-1460).

Цыгане и языческие культы.

Синклеры были не только наследными покровителями и защитниками каменщиков. В шестнадцатом столетии они также приобрели известность как защитники и покровители цыган, которые «пользовались благосклонностью и защитой семьи Росслин». Может быть, именно благодаря этому возникла (или сохранилась) легенда о том, что семейство Синклеров покровительствовало всем чужеземцам, одному из которых была обязано мистическому месту положения своего родового замка. В Шотландии всегда жестоко преследовали цыган, а во времена Реформации эти преследования усилились. В 1574 году шотландский парламент издал указ, что всех задержанных цыган следует сечь плетьми, выжигать на щеке или ухе клеймо или отрезать правое ухо. В 1616 году был принят еще более суровый закон. К концу семнадцатого столетия цыган в массовом порядке депортировали в Вирджинию, на Барбадос и Ямайку.

Однако в 1559 году сэр Уильям Синклер был верховным судьей при дворе королевы Марии. Несмотря на то, что его усилия не были особенно успешными, он все же пытался противодействовать суровым законам, направленным против цыган. Говорят, что однажды он воспользовался своим высоким положением, вмешался в судебное дело и спас какого-то цыгана от виселицы. С тех пор цыгане каждый год останавливались в поместье Синклера, который с готовностью предоставлял им убежище. Каждый май и июнь они собирались в полях неподалеку от замка Росслин и устраивали свои представления. Любимой пьесой английских и шотландских цыган была легенда «Робин Гуд и Литтл Джон». Как и сами цыгане, пьеса была запрещена указом шотландского парламента от 20 июня 1555 года, в котором говорилось, что «никому не позволено изображать Робин Гуда, Литтл Джона, короля «пира дураков» и королеву Мая».

В сущности, легенда о Робин Гуде – это ловкий трюк, при помощи которого древние языческие обряды, связанные с плодородием, пробивали себе дорогу в сердце номинально христианской Британии. Каждый год в мае месяце устраивался веселый языческий праздник. Все обряды сосредоточивались вокруг «майского дерева», традиционного символа древней богини любви и плодовитости. На Иванов день каждая девушка деревни становилась «королевой Мая». Многих уводили в лес, где их лишали девственности молодые парни, которые играли роль Робин Гуда, или Робина Весельчака, а в это время брат Тук, или король «пира дураков», совершал обряд, «благословляя» сплетенные в объятиях парочки в пародии на официальное бракосочетание. Благодаря такому распределению ролей границы, разделяющие театральный маскарад и древний обряд, окончательно размывались. Майский праздник представлял собой настоящую оргию. Через девять месяцев по всей Англии собирался ежегодный урожай новорожденных. Это были те самые «дети Робина», от которых произошли такие фамилии, как Робинсон или Робертсон.

Таким образом, в условиях того времени пьеса «Робин Гуд и Литтл Джон» – та самая пьеса, которая каждый год в мае и июне месяце разыгрывалась в Росслине цыганами или бродячими актерами, и персонажами которой были разнузданный король «пира дураков» и напоминающая Венеру «королева Мая» – не была обычным драматическим представлением, к которому мы привыкли сегодня.

Показательно, что Синклеры не только разрешали такие театральные действия, но приветствовали их и брали под свое покровительство. Росслин был для них не только идеальной средой. Вполне возможно, что он был построен специально для них.

Доминантная идея часовни, скрывающаяся под пышными христианскими покровами, является откровенно языческой и кельтской. В ее убранстве чаще всего встречается изображение «зеленого человека» – человеческая голова с растущей изо рта, а иногда и из ушей виноградной лозой, которая расползается по всем стенам. И действительно, в часовне Росслин на вас отовсюду смотрит «зеленый человек», выглядывая из похожих на лианы завитков, которые он сам же и породил. Его голова – создается впечатление, что тела у нее никогда не было, – напоминает те головы, которым якобы поклонялись тамплиеры, или отрубленные головы из древних кельтских обрядов, служившие талисманами плодородия и изобилия. Таким образом, часовня Росслин обращается и к тамплиерам, и к древнему Кельтскому королевству, которое стремился возродить король Брюс, давший убежище многим тамплиерам.

Цыгане издавна считались ясновидящими. К началу семнадцатого столетия это качество все чаще приписывалось масонам. Одно из самых первых и самых известных упоминаний о масонстве появляется в поэме Генри Адамсона из Перта «Дни муз». В поэме содержатся такие строки:

«Ибо мы братья Розового Креста,

Мы владеем Словом Мастера и вторым зрением,

Грядущее мы можем предсказать…»

Это первое из всех известных предположений, что масоны наделены сверхъестественными способностями. Данные способности явно совпадают с теми, что приписывались цыганам, а общим знаменателем между цыганами и масонством был сэр Уильям Синклер.

Кельтские традиции и Святой Грааль.

К загадкам часовни Росслин приписывают и пропавший Грааль. Говорят, что он спрятан чуть ли не в колонне Ученика и некоторые активисты в этой связи даже пытались получить разрешение на исследование внутреннего содержимого колонны. Местные жители настолько смирились с этими рассказами, что не удивятся, даже если под Росслином найдут НЛО. Правда экскурсоводы рассказывали нам о том, что действительно, в последних исследованиях применяли современный способ сканирования стен и пола часовни. По слухам, эти исследования показали, что помимо склепа Сент-Клеров под полом обнаружили дополнительные захоронения. После выхода «Кода да Винчи» туристический ажиотаж вокруг Росслин возрос неимоверно (что немало способствовало бизнесу), так что до выхода официальных публикаций остается вопрос, не является ли эта информация еще одним способом подогреть интерес туристов.

Справедливости ради, надо признать, что легенды о Граале стойко ассоциировались с тамплиерами. Первый из так называемых романов о Граале появился в конце двенадцатого века в Западной Европе. К началу четырнадцатого века – времени правления Брюса и гонений на тамплиеров – мода на романы о Граале все еще сохранялась, что привело к появлению огромного количества похожих произведений. Идея рыцарства, пропагандируемая этими романами, переживала пору своего расцвета.

Романы о Граале, осуждаемые церковью во всех европейских странах, пользовались особой популярностью в Шотландии. Не следует забывать о том, что король Брюс стремился возродить Шотландию как кельтское королевство. Романы о Граале содержали существенный кельтский элемент, кельтские обычаи и легенды, не встречавшиеся в более поздней литературе норманнской Англии или континентальной Европы.

до того как в литературе появился Грааль – явно христианское заимствование, – существовали кельтские поэмы и сказания, описывающие поиски таинственного священного объекта, наделенного магическими свойствами, заброшенный замок с уродливым или немощным королем, а также бесплодную землю, страдающую от того же недуга, что и ее правитель. Поэтому некоторые современные ученые проводят четкую границу между «христианским Граалем» более поздних и хорошо известных романов и «языческим Граалем» их предшественников. И действительно, существовала путаница между волшебной чашей первых произведений и загадочным «Граалем» более поздних романов, что привело к описанию Грааля как чаши, кубка, потира или сосуда.

Так, например, самый значительный и известный из всех романов о Граале «Парцифаль» Вольфрама фон Эшенбаха, изображает тамплиеров как «стражей Грааля» и говорит, что они принадлежали к «семье Грааля». Вольфрам также утверждает, что услышал историю о Граале от «Kyot de Provence», которого можно идентифицировать как Киота Провансальского, секретаря и поклонника тамплиеров. Еще более примечателен тот факт, что второй по значимости после произведения Вольфрама роман о Граале, «Перлесваус», содержит явные ссылки на орден, причем не только в описании рыцарей в белых мантиях с красным крестом, охранявших святыню, но и в самом духе произведения, в пропагандируемых им ценностях. «Перлесваус» насыщен подробным и точным описанием оружия и доспехов, военных приемов и разнообразных ран. Влияние тамплиеров в романе ощущается очень сильно, и многие полагают, что неизвестный автор сам был тамплиером.

Ко времени правления Брюса кельтские традиции, кельтская мистика и ценности тамплиеров слились в единый и нередко странный сплав. Так, например, широко известен кельтский «культ головы» – древние кельты верили, что душа находится в голове, и поэтому головы поверженных противников следует отрезать от туловища и хранить. И действительно, отрезанная голова теперь считается одним из признаков древней кельтской культуры. Наиболее явно эта традиция проступает в легенде о Вране Блаженном, голова которого в соответствии с обычаем была похоронена за пределами Лондона лицом к Франции и служила защитным талисманом. Она выполняла практически те же функции, что и Грааль в более поздних романах. Впоследствии отголоски этой легенды проступили в образе так называемого «зеленого человека», бога растительного царства и плодородия (голову которого мы видим повсюду в часовне Росслин).

В то же время у тамплиеров был собственный культ головы. Среди выдвинутых против них обвинений – и в нем признались на допросах некоторые рыцари – было поклонение загадочной голове, которую иногда называли «Бафомет». Более того, когда 13 октября 1307 года слуги короля пришли в парижский Храм, они обнаружили там серебряную раку в форме головы, в которой находился женский череп. На раке была табличка «Caput LVIII» – «Голова 58». На первый взгляд это может показаться совпадением. Однако в списке обвинений, выдвинутых инквизицией против тамплиеров 12 августа 1308 года, мы читаем следующее:

«Item, что в каждой провинции у них имелись идолы, в особенности головы…

Item, что они поклонялись этим идолам…

Item, что они говорили, будто голова могла их спасти…

Item, что [она могла] сделать их богатыми…

Item, что она заставляла цвести деревья…

Item, что она заставляла землю давать урожай…»

Эти свойства головы в точности – как будто они были застенографированы – соответствуют чарам, которые приписываются в рыцарских романах Граалю, а также голове Брана Блаженного в кельтских легендах и мифах. Таким образом, становится очевидным, что романы о Граале и тамплиеры, несмотря на их преобладающую христианскую ориентацию, вобрали в себя важные элементы кельтской традиции.

По материалам книги М.Бейджента и Ричарда Ли «От тамплиеров до масонов».

© Copyright "Читальный зал". All Right Reserved. © 1701 - 2022
Народное нано-издательство "Себе и Людям"