При поддержке министерства культуры чтения России


Книги на английском языке размещаются в филиале Читального зала на сайте "iReading"



Видео-материалы размещаются в филиале Читального зала на сайте "Смотрикль"

Сроки и результаты конкисты.
 
Однако к тому времени конкиста в Южной Америке уже в основном завершилась. Ее апофеозом можно считать войну против араукан, закончившуюся к 1553 г. завоеванием севера Чили и поражением испанцев при дальнейшем продвижении на юг. Опять-таки оговорим: на материке оставались обширнейшие неисследованные территории — бассейн Ориноко, Гвианское нагорье, Амазония, Северо-Восточное Бразильское плоскогорье, парагвайская область Гран-Чако, юг Чили и Аргентины — и эти белые пятна питали воображение европейцев, искавших мифические золотые города вплоть до конца XVIII в. (последняя широкомасштабная экспедиция на поиски Эльдорадо была предпринята в 1775 г.).[7] Разумеется, еще предпринимались исследовательские и завоевательные экспедиции и основывались новые поселения и города. Вместе с тем субсидированная вице-королем Перу экспедиция Педро де Урсуа вниз по Амазонке в поисках Эльдорадо (1560) уже оказалась анахронизмом, и это, видимо, почувствовали сами конкистадоры, отчего и превратили поход в безудержный бунт против королевской власти. Конечно же, оставались непокоренные индейцы: отстояли свою независимость арауканы; и в Аргентине обширные непокоренные индейские территории сохранялись вплоть до 80-х гг. XIX в., а их подвижная граница (фронтера) была аналогична североамериканскому фронтиру; и в сельве туземцы продолжали жить в каменном веке, встречая отравленными стрелами белолицых пришельцев. И все-таки в основном конкиста выполнила свои задачи именно к середине XVI в. Главное же, в последующие сто, если не двести лет ситуация на континенте существенно не менялась: те области, что не были покорены и исследованы в эпоху конкисты, так и оставались в большинстве своем непокоренными и малоисследованными.

С середины XVI в. начинается третий этап освоения Америки: исследование белых пятен, медленная, но неуклонная колонизация новых территорий, строительство поселений и дорог, миссионерская деятельность, развитие культуры. Определить ближние к нам границы этого периода затруднительно, практически невозможно; а если принять во внимание сделанные выше оговорки, то вовсе не будет абсурдным утверждение, что этот период окончательно не завершился до сих пор. Как бы там ни было, он останется за рамками нашей книги.

В 1550 г. в связи с развернувшимся официальным диспутом о правомерности конкисты (о чем подробно еще будет рассказано) был принят королевский запрет на любые завоевательные кампании в Америке — так что Вальдивия последние три года своей жизни сражался с арауканами, так сказать, нелегально. Может быть, самым весомым доказательством завершенности конкисты именно к середине 50-х гг. XVI в. стало изъятие самого слова «конкиста» из официального лексикона, декларированное испанским королем в 1556 г.: «По веским причинам и обоснованиям из всех капитуляций следует исключить само слово «конкиста» и вместо оного использовать слова «умиротворение» и «заселение», ибо воля наша такова, чтобы подданные наши приходили к туземцам с миром и всевозможным благорасположением, поелику мы опасаемся, как бы слово «конкиста», вопреки нашим добрым намерениям, не вызвало у заключающего договор чрезмерного рвения и не побудило его причинять насилие или ущерб индейцам». Между прочим, первая попытка исключить слово «конкиста» из официального лексикона была сделана властями еще в 1542–1543 гг., когда под давлением гуманистов были приняты Новые законы Индий. В них, в частности, вместо слова «конкиста» рекомендовалось применять понятия «вступление» (entrada) и «открытие». Однако Новые законы вызвали ожесточенное сопротивление в колониях и через несколько лет были отменены; что же до одиозного слова, то конкиста была в самом разгаре, и тогда списать его в архив не удалось. Зато в 1556 г. операция по удалению слова прошла безболезненно. Указ короля фактически узаконил свершившийся факт: конкиста уже состоялась, завоевывать (в том смысле, как ацтеков, майя, инков) стало некого, и теперь отжившее свое время понятие можно было отправить на свалку истории.

Испанский король Карл I в юности. Офорт Д. Хопфера. В историю монарх вошел как император Священной Римской империи Карл V. При нем Испания стала самой могущественной державой в мире. С его именем связана эпоха конкисты


Эта дата — 1556 г. — в истории конкисты имеет еще одно, символическое, наполнение: в этом году император Карл V, взошедший на престол в 1516 г., отказался от короны в пользу своего сына Филиппа II. С именем Карла V связаны все крупнейшие предприятия и завоевания конкистадоров, и получилось так, что его правление почти в точности совпало с хронологическими рамками конкисты. И наконец еще один, уже отнюдь не символический факт: в том же 1556 г. вице-королем Перу был назначен Андрес Уртадо де Мендоса, который, по указанию короны, взялся железной рукой наводить порядок. Он писал о конкистадорах: «В душах этих людей нет места спокойствию и миролюбию, хотя я их всячески преследовал и с тех пор, как прибыл сюда, вздернул, обезглавил и сослал больше восьмисот человек». Позиция вице-короля ясно отражает резко изменившуюся официальную установку по отношению к конкистадорам: конкиста завершилась, вольница кончилась, отныне наступают времена порядка и послушания. Все вышесказанное дает право счесть 1556 г. условной датой окончания конкисты.

Итак, на обследование и завоевание Южного материка ушло приблизительно столько же времени, сколько на конкисту в Центральной и Северной Америке по границе южных штатов США — то есть с 1529 по 1556 гг. — двадцать семь лет. Не стоит забывать, что территория южного материка по крайней мере вдвое больше, чем ареал испанского завоевания на севере, да и несопоставима с ним по природным условиям: и горы здесь круче, и сельва здесь гуще, и реки быстрее и полноводнее, и пустыни засушливее. Конкиста южного материка, безусловно, потребовала куда больших усилий и больших людских потерь. В целом же получается, что эпоха конкисты, начавшаяся в 1519 г. и в основном завершившаяся к середине 50-х гг. того же столетия, уложилась в три с половиной десятка лет. Тридцать пять лет на исследование и завоевание громадных территорий двух материков! И это при тогдашней, еще не развитой технике, при том, что все расстояния приходилось преодолевать пешком!


Попробуем окинуть взором результаты конкисты во всех четырех ее составляющих.

Если взять завоевательный аспект конкисты, то эта задача в основном выполнена: все четыре высокоразвитых народа Америки — ацтеки, майя, инки и чибча-муиски — все поставлены на колени, города их взяты и разрушены, территории заняты и поделены. А кроме того, покорены десятки других народов континента.

Если же обратиться к неотрывному от завоевания чисто грабительскому аспекту конкисты, то в этом направлении задачи, можно сказать, перевыполнены (хотя сами конкистадоры с этим утверждением не согласились бы, ибо любящему золото его всегда недостает). Писарро награбил шесть тонн золота, Кортес — чуть меньше двух тонн, Кесада — тонну золота и четверть тонны изумрудов; и прочие, менее удачливые, собрали по мелочам, по безделушкам в общей сложности несколько тонн, так что грабить стало решительно нечего и индейцев погнали на плантации и рудники. Зато рудники Америки оказались истинным Эльдорадо: по некоторым подсчетам, с 1503 по 1560 г. из Нового Света в Испанию было доставлено 101 тонна золота и 577 тонн серебра. После открытия месторождения Потоси поток серебра значительно возрос и за последующие сорок лет достиг 6872 тонн — это было вдвое больше всего серебра, что имелось во всей Европе до Колумба.

Возьмем исследовательский аспект конкисты — результаты поистине грандиозны: обследованы территории площадью около двадцати миллионов квадратных километров. По землям, где не ступала нога европейца, пройдены десятки тысяч миль; открыты горные массивы, долины, реки, равнины, пустыни; проступили размеры и очертания материков. Если на картах 20-х гг. XVI в. в Западном полушарии царит еще полная неразбериха, то на картах 40-гг. Америка уже стала вполне узнаваема.

Обратимся к колонизаторскому аспекту конкисты — и в этой сфере результаты тоже ошеломляют. Достаточно привести неполный перечень крупных городов Америки, основанных в эпоху конкисты. Это будущие столицы Панама (1519), Мехико на месте полностью разрушенного Теночтитлана (1521), Гватемала (1524), Сан-Сальвадор (1525), Кито (1533), Лима (1535), Буэнос-Айрес (1536), Асунсьон (1537), Богота (1538), Сантьяго-де-Чили (1541) Ла-Пас (1548). А к ним вдобавок — города Веракрус (1519), Гвадалахара (1530), Мерида (1542) в Мексике, Гуаякиль (1531) в Эквадоре, Попаян (1537) в Колумбии, Маракайбо (1531) в Венесуэле, Потоси (1545) и Санта-Крус (1548) в Боливии, Вальпараисо (1544), Консепсьон (1550) и Вальдивия (1552) в Чили. Это не считая сотен мелких поселений.

Карта Америки 1544 г.


Но колонизаторский аспект конкисты отнюдь не исчерпывается строительством городов и поселений. В 1540 г. открыта типография в Мехико, в 1551 г. основан университет Сан-Маркос в Лиме. Произведено территориально-административное деление колоний: два вице-королевства, Перу и Новая Гранада, три генерал-капитанства (Санто-Доминго, Гватемала и Новая Гранада, включившая в свой состав территории нынешних Колумбии и Венесуэлы), и две аудьенсии, Ла-Плата и Чили. Установлена твердая власть на местах, утверждены и неоднократно скорректированы Законы Индий, налажен бюрократический аппарат управления, распределены земли и индейцы.

Столь же внушительные результаты достигнуты и в деле христианизации индейцев. Так, например, первые миссионеры прибыли в Мексику в 1524 г., а через семь лет архиепископ Новой Испании Хуан де Сумаррага сообщал королю, что за это время одни только францисканцы обратили в христианство миллион индейцев. К концу века в Мексике находилось тысяча францисканцев, шестьсот доминиканцев, восемьсот августинцев, четыреста иезуитов и четыреста пятьдесят монахов других орденов; было создано четыреста монастырей и огромное количество «кофрадий», религиозных братств. Конечно, наивно было бы предполагать, будто туземцы с легкостью откажутся от своих богов, которым поклонялись их предки. Фактически туземцы исповедуют двоеверие, неискоренимое до сих пор, — то есть поклонение Христу и Деве Марии причудливо сочетают с языческими элементами. Следует подчеркнуть, что в деле христианизации конкистадоры сыграли особую роль: они воочию явили индейцам «слабость» их богов. Когда индеец видел, как рушатся его идолы и оскверняются его алтари, а святотатец остается безнаказанным — он испытывал сильнейший психологический шок, его вера давала трещину. Так меч прокладывал путь проповеди.

Миссионеры не только наставляют покоренных индейцев в христианской вере — они обучают их испанскому и латыни, игре на европейских музыкальных инструментах, привлекают для строительства церквей и оформления интерьеров. При монастырях возникают школы для индейцев. В школах, созданных Педро Гентским в Мехико в 1529 г., училось около тысячи индейцев. В том же году в Тескоко основана первая женская школа для дочерей индейской знати, а в 1534 г. вице-король Антонио де Мендоса и архиепископ Сумаррага создали колехио Санта-Крус-де-Тлателолько для мужских отпрысков индейской знати, где те фактически проходили университетский гуманитарный курс. В 1537 г. Мендоса обращается к Карлу V с просьбой разрешить ему открыть высшее учебное заведение для туземцев, ссылаясь на их незаурядные способности в обучении. История донесла до нас множество восторженных отзывов о необыкновенной восприимчивости индейцев к европейским языкам. Но мы не станем приводить эти отзывы; лучше сошлемся на документ куда более убедительный в силу своего жанра — а именно донос.

В октябре 1541 г. один из советников вице-короля Новой Испании жаловался императору, что индейцы научились великолепно читать, писать и играть на музыкальных инструментах; мало того, «есть среди них юноши — и число их с каждым днем возрастает, — которые говорят на латыни столь изысканной, что не уступят Цицерону». Индейцы, сетует советник, показывают чудеса в обучении и быстро оставляют позади своих наставников. Недавно он побывал в одной из монастырских школ и был потрясен, с каким знанием дела индейцы дискутируют по самым тонким вопросам христианского вероучения. Необходимо прекратить все это, взывает советник, «иначе эта земля превратится в пещеру сивилл, а все ее обитатели — в духов, погруженных в теологические проблемы».

Сказанное не должно создавать «розовых» представлений о положении коренного населения Америки, где тысячи и тысячи индейцев были убиты, проданы в рабство, гнули спины на плантациях и рудниках. Вместе с тем было и такое лицо у конкисты, этого Двуликого Януса.

Читать дальше>>>

 

© Copyright "Читальный зал". All Right Reserved. © 1701 - 2022
Народное нано-издательство "Себе и Людям"