При поддержке министерства культуры чтения России


Книги на английском языке размещаются в филиале Читального зала на сайте "iReading"



Видео-материалы размещаются в филиале Читального зала на сайте "Смотрикль"

Тайные общества.

Среди десятков тайных обществ разной степени конспирации наиболее секретным было общество Зеленого Дракона.

Этот загадочный орден был проанализирован в книгах Жака Робена и Рене Алло. Любопытно, что к этому сообществу относились и первые лица Российской империи, а также их приближенные.

Сергей Зубков в своем исследовании «Оккультная мистика Третьего рейха» пишет: «Именно Алло впервые обратил внимание на символическую роль зеленого цвета в ритуалах СС. Этот цвет связывался с мусульманским миром, указывал также на рост и продуктивность. Алло нашел его даже в любимой письменной ручке шефа Черного ордена Генриха Гиммлера.

Робен продолжает эту эзотерическую линию. Как истинный последователь Генона, он разделяет несколько его установок. Первая касается принципа развития: оно идет от изначальной полноты и совершенства по нисходящей ко все более и более глубокой профанации традиции.

Согласно второй, в истории действуют как добрые, так и злые силы, и их борьба является главным движущим фактором. Центральным сатанинским движением, его главной организацией Робен считает орден Сета. Именно его представители ответственны за деградацию человечества. Далее он утверждает, что противостоящая злу мировая сила – это иудаизм, на протяжении столетий сохранявший связь с Творцом. Эта религия является носителем объективного абсолютного блага, спасающего ее адептов от власти Сета.

Только евреи, по мнению Робена, обладают секретами подлинной инициации – магических действий, способных привести человека к Богу. А все антисемитские организации, напротив, осуществляют контринициацию, под действием которой люди отдаляются от своей цели. Подобных воззрений придерживался и известный представитель масонских кругов Жан Турньяк. В их версии исторический процесс с оккультной точки зрения приобретает совершенно непохожие на другие учения черты. С древних времен в Европе враждуют две таинственные организации, ответвлением которых и были многочисленные мистические ордена. Первая называлась орден Семидесяти двух, его членами изначально являлись жрецы древнеегипетского бога Сета.

Другое название этой организации, под которым она была известна на Востоке, – орден Зеленого дракона. По мнению Робена, основными ее чертами всегда были антисемитизм и крайний национализм. Своей главной целью орден считал уничтожение положительной традиции инициации, которая проявлялась в иудаизме, христианстве и гуманной ветви ислама.

Чтобы помешать приходу Мессии, который есть воплощение принципа добра, члены ордена Семидесяти двух должны были убивать представителей наиболее древних родов священников, а также изменять мнение народа относительно целей другой, противоборствующей им силы.

Она носила название орден приората Сиона и была создана специально для того, чтобы препятствовать действиям фашистов. Для этой цели его представители создавали тайные ордена и организации, в которых тщательно оберегалась положительная традиция.

Каждая сторона имела своих ставленников во всех сферах жизни общества. Даже среди королевских династий Европы существовало такое разделение. Одной из самых долгих была тайная борьба между родами Меровингов и Каролингов…

Робен делает вывод, что главной опорой ордена Семидесяти двух является Германия. Именно там постоянно развиваются и воплощаются в жизнь юдофобские оккультные идеи.

В подтверждение своих слов автор приводит такой загадочный факт. Осенью 1914 года сын германского кайзера Вильгельма 31 кронпринц Фридрих-Вильгельм посетил небольшой городок Стене. Как раз там в своей резиденции был убит последний представитель Меровингов.

Зайдя в местный собор, он приказал схватить священника, отца Манжена, и допросить его о некоторых исторических событиях.

О каких именно, впрочем, умалчивалось. Однако странно, что пленник отказался отвечать даже под самыми страшными пытками. Не выдержав испытаний, он умер на следующий день.

Какую тайну не хотел выдавать отец Манжен? По версии Робена, он являлся хранителем манускрипта, повествующего о спасении принца Сигебера IV. В документе также содержался список всех его потомков. Нетрудно догадаться, что сделал бы кайзер с ненавистным родом, попади он в его руки.

Рукопись, однако, была на самом деле надежно укрыта в алтаре женского монастыря города Монс. Интересно, что в 1943 году в это место наведались два офицера СС. Искали они все тот же манускрипт. Но незадолго до этого, по словам Робена, документ был перепрятан преемником отца Манжена.

Продолжая намеченное направление, Робен начал поиски представителей ордена Зла среди цареубийц. Одна из наиболее ярких казней монархов произошла во время Французской революции. Автор обвиняет в организации этого события филиал ордена Семидесяти двух – орден Баварских иллюминатов и его высокопоставленного руководителя барона фон Книгге. Здесь он, кстати, абсолютно солидарен со своим единомышленником Рене Алло».

В своей работе «Зеленый Дракон Тибета» М. Бурлешин усматривает связь между загадочным орденом, интересом к Тибету со стороны России и нацистов, а также говорит о значении ордена в трагической судьбе царской семьи: «на арене событий переломных для России лет появляется «темная» личность – Жамсаран Бадмаев. Несмотря на обилие исторической литературы об этом периоде, Бадмаев известен, в основном, только как проповедник тибетской медицины. В книгах да и в нашумевшем фильме о Распутине он показан модным врачом, к которому тянулся непрерывный поток великосветских петербуржцев. Но это была только видимая сторона деятельности тибетского врача. Вот, например, как пишет о нем исследователь предреволюционной России Андрей Балабухин: «Создается впечатление, будто он является некоторым центром столичной жизни, серым кардиналом и великим кукловодом».

Именно в это время в некоторых буддийских монастырях, особенно в тех, где проповедовалось тайное учение бон-по, заинтересовались Европой.

Жрецы бон-по имели в народе репутацию магов, они широко и эффективно использовали психофизические методы тренировок, позволявшие им творить, с точки зрения европейцев, настоящие чудеса. Одной из целей их было постепенное распространение своего учения на Европу. В этом им способствовало увлечение некоторых германских политиков тайными доктринами учения, способными, по их мнению, изменить ход истории.

Эти знания, пришедшие в Германию с Тибета, противопоставлялись христианству и иудаизму, сформировавшимся на Ближнем Востоке. Тайные общества, развивавшие оккультную сторону этих учений, располагались, в основном, в Англии и Франции.

Уже в 1926 году в Берлине и Мюнхене существовали крупные колонии тибетцев. Большая колония выходцев из Тибета была и в Кенигсберге.

Вот, например, примечательная фраза из дневника одного из жителей города; «Прогуливаясь вечером по острову Кнайпхоф, неожиданно повстречал буддийских монахов в ярких белых и красных одеждах». Но задолго до этого огнепоклонники из Гималаев нашли в Германии благодатную почву. Историки, занимающиеся проблемой влияния их учения на формирование тайных немецких обществ, например Жан Робен, пишут о таинственном «Человеке в зеленых перчатках», который был представителем тибетского тайного ордена.

В своих заметках, написанных под псевдонимом, он предсказал все грядущие метаморфозы Третьего рейха еще в начале 30-х годов…

Признаки влияния тайных тибетских учений их исследователь Жан Робен находит и в России.

Главным инструментом ордена Зеленого Дракона он считает здесь Григория Распутина, регулярно получавшего из Швеции телеграммы с загадочной подписью «Зеленый».

Подтверждение этого он видит в надписи на иконе Серафима Саровского, принадлежащей убиенной русской императрице Александре Федоровне.

За ее окладом была обнаружена надпись на английском языке: «С.И.М.П. Зеленый Дракон. Вы были совершенно правы».

Робен дает ей следующую интерпретацию. Первые четыре буквы означают «Супериор Инконню Мэтр Филипп». Супериор Инконню – это высший титул в некоторых масонских обрядах, а Мэтр Филипп – французский оккультист и целитель, которого Папюс привез из Франции к русскому императорскому двору.

Для Робена смысл этой надписи означает, что Мэтр Филипп предупреждал царицу о происках Зеленого Дракона, и история с Распутиным подтвердила это».

Но вернемся к более близкой к нашему времени истории нацизма и труду С. Зубкова. «Со временем в мировой истории возникают два центра, которые можно условно назвать евреями и немцами.

При этом неважно, что представители первой группы могут иметь и другую национальность – под этим именем собрано все доброе и «правильное» в истории. А вот под маской немцев выступают извратители традиций, подчас такие же далекие от территории Германии, как исламские шииты. Начало XX века характеризуется, по мнению Робена, тем, что силы зла, окрепнув и развернувшись во всем мире, решили начать открытую войну. Их целью является образование единого царства Антихриста, воплощением которого автору концепции представляется Адольф Гитлер.

Участились случаи, когда орден Зеленого дракона открыто проявлял себя в истории. Его деятельность знаменуется распространением зеленого цвета, который, как полагал Робен, есть цвет Сета.

Так, сатанинская ветвь ислама связана с деятельностью некоего духа Хизра, что в переводе буквально означает «зеленый». Он считается учителем фаридов – исламской эзотерической секты, название которой переводится как «идущие путем одиночества».

Многие известные деятели оккультного мира порой неодобрительно отзывались о евреях, не имея при этом никакой антисемитской установки.

Среди них был и Рене Генон, которого Робен считал своим учителем. Чтобы примирить и его, и свою концепцию, Робен предпринял любопытный ход.

Он выделил одну группу, к которой причислил тех, чьи речи были направлены против евреев. Это изменники, оставившие подлинную традицию и перешедшие на службу к жрецам Сета. К их числу Робен отнес и евреев, сотрудничавших с нацистами во время войны.

Главной фигурой этой группы стал Требич-Линкольн. Чтобы порвать со своим прошлым, ему пришлось принять буддизм. Позднее он активно помогал Третьему рейху и принимал участие в разработке планов по захвату господства в Европе.

Вообще же в оккультной истории фашистской Германии зеленый цвет также несколько раз выходил на поверхность. Самым известным членом ордена Зеленого дракона являлся приближенный к Гитлеру Карл Хаусхофер. В карьере этого человека после посвящения в орден заметен явный перелом. Хаусхофер покинул Восток и перебрался в Германию, где сразу же стал членом тайных обществ «Вриля» и «Туле». Вскоре он вышел на Гитлера через своего ученика Гесса и на протяжении всего периода становления взглядов будущего вождя нации активно на него влиял.

До 1940 года в Берлине проживал загадочный «человек в зеленых перчатках». Согласно сообщениям, полученным позднее из архивов СС, он был всемогущим ламой, скрывавшим свое лицо от посторонних взглядов.

По мнению Робена, этот человек являлся членом одного из тайных тибетских орденов, позднее поддержавших нацистов. Нетрудно догадаться, что наш автор считал данный орден филиалом того же ордена Зеленого дракона.

Еще в начале 30-х годов «человек в зеленых перчатках» три раза правильно предсказал победу НСДАП на выборах в Рейхстаг, причем с указанием точного числа набранных ими мест. После себя он оставил записки, в которых безошибочно излагал историю Третьего рейха. Сам Гитлер два раза посещал дом «человека в зеленых перчатках». О чем они говорили наедине, неизвестно.

Робен упоминает и загадочное общество «Полярных», связывая его с Третьим рейхом через Арктогею (одно из названий Северной Гипербореи). По гипотезе Робена, это ответвление ордена Семидесяти двух готовило для фюрера убежище во льдах Арктики, предвидя скорый конец его империи.

В подозрениях относительно этого ордена он доходит до того, что выделяет оккультный смысл всех полярных экспедиций. На эзотерическом уровне разворачивается настоящая «борьба за льды» между орденами Зеленого дракона и приорат Сиона. Даже обычные ученые-полярники превращаются у него в агентов тайных сил, а уж о советских ледоколах он упоминает не иначе как со священным трепетом… Самые тревожные события должны начаться как раз после окончания войны. При этом не так важно, как она завершится на материальном уровне, духовный поединок должен был развиваться по другим законам.

Как раз в это время орден приората Сиона выходит на поверхность во Франции, где все это время скрывался, и начинает активную пропаганду.

Главной ее темой является скорый приход великого монарха, потомка династии Меровингов. Его пришествие было предсказано в откровении средневекового католического святого Малахии. Он, по его словам, должен положить конец злу и устранить рассеянные силы ордена Зеленого дракона.

С точки зрения Робена, части Черного ордена (СС) сохранились в удаленных и малоисследованных местах земного шара. В качестве предполагаемых укрытий назывались бассейн Амазонки, Арктика, Северная Канада и даже Сибирь, где скрывался известный фашистский лидер Мартин Борман.

Нацисты были заняты тем, что готовили приход нового (или обновленного старого?) мессии по имени Зигфрид. Его последователи якобы готовили пришествие инкарнации зла во льдах Севера. Это мнение разделял и другой оккультист, Мигель Серрано, о котором мы уже вели речь на страницах данной книги. Правда, он выступает скорее за, чем против…

Жан Робен всю свою жизнь посвятил наблюдениям за деятельностью загадочного ордена Зеленого дракона. Со временем он обнаружил и космические силы, солидарные с ним. Робен полагал, что они прилетают на НЛО с Венеры (которую в эзотерике часто называют зеленой планетой).

Таким образом, существует несколько версий тайной истории, а также расклада сил, действующих в ней. В них можно обнаружить много общего, однако каждый автор концепции или создатель оккультной организации стремится придать своему детищу особый облик и подчеркнуть его центральную роль в мировом процессе.

Сколько бы ни рождалось новых орденов, всегда найдутся те, которые еще не вышли на поверхность. И сколько бы ни стремились те или иные мистические лидеры поставить точку в описании действительности, на смену им придут другие, которые будут описывать уже их самих. А истина, как всегда, останется под последним покровом. Это путь дисциплины и усилий, направленный на осознание собственной механистичности, что, в конечном счете, и должно привести к раскрытию истинного «я» и трансформации сознания»».

Другим известным оккультным орденом, прямо связанным с нацистами через своего основателя, стал кружок, связанный с мифической землей Туле.

Многие его идеи были позднее воплощены в теориях общества ««Аненербе»». Антон Первушин в своей книге «Оккультный Гитлер» так излагает эту причудливую историю:

«Своеобразным «центром кристаллизации», где сумасбродные идеи немецких эзотериков стали воплощаться в реальность политических структур, стал город Мюнхен. А в качестве движущей силы этого превращения выступил так называемый Германский орден (Germanenorden), одним из основателей которого считается барон Рудольф фон Зеботтендорф.

Человек, называвший себя барон Рудольф фон Зеботтендорф (von Zebottendorf), был, как это часто случается, не более чем самозваным аристократом.

Он родился 9 ноября 1875 года в Хойерсверде, торговом городе Саксонии, расположенном к северо-востоку от Дрездена. Его отец – Эрнст Рудольф Глауэр был железнодорожником, мать звали Кристиан Генриетта, урожденная Мюллер. При крещении ребенок получил имя Адам Альфред Рудольф Глауэр.

Отец Рудольфа умер в июне 1893 года, тем не менее оставив сыну средства, достаточные для того, чтобы завершить среднее образование и начать учиться на инженера.

Молодой Глауэр поступил в Техническую школу Ильменау, но учебу не завершил, а вместо этого, подписав контракт на шесть месяцев, нанялся кочегаром на судно. Благодаря этой работе, он путешествовал по миру, набираясь впечатлений.

Летом 1900 года Глауэр прибыл в Константинополь, где на некоторое время остановился. Он изучал турецкий язык у имама в мечети Бейкоца и знакомился с местными обычаями. Именно здесь Глауэр серьезно увлекся оккультными науками. Гуссейн-паша, его богатый и образованный хозяин, исповедовал суфизм и обсуждал вопросы веры с Глауэром.

В Бурсе Глауэр познакомился с семьей Термуди, греческими евреями из Салоник. Старый Термуди ушел от дел и целиком посвятил себя изучению Каббалы и коллекционированию алхимических и розенкрейцеровских текстов. Термуди были франкмасонами и принадлежали к ложе Французский Ритуал Мемфиса, проникшей в Левант и на Средний Восток. Глауэр был посвящен в ложу старым Термуди и впоследствии унаследовал всю его оккультную библиотеку.

В 1902 году Рудольф вернулся в Германию и поселился в Мюнхене. Несколько лет спустя газеты сообщили о том, что он предстал перед судом по обвинению в подделывании денег и прочих жульничествах. Неприятности с законом подтолкнули его к тому, что он во второй раз оставил Германию, вернувшись в Константинополь.

Известно, что Глауэр читал лекции на эзотерические темы в своем доме, в одном из районов Константинополя, а затем в декабре 1910 года основал мистическую ложу.

Религиозная ориентация первоначально определяла собой и политические взгляды Глауэра: антиматериализм, алхимия, «тайная наука» розенкрейцеров в сочетании с послевоенной ненавистью к большевикам, воплощающих в своей идеологии апофеоз материализма, – все это привело его к исключительно антидемократическим идеям.

Второй период жизни Глауэра в Турции длился четыре года. После участия во Второй Балканской войне (октябрь-декабрь 1912 года) на турецкой стороне, будучи ранен, он вернулся в Германию и обосновался в Берлине. Вскоре он выгодно женился и стал богачом.

Однажды Глауэру – нет, теперь уже Зеботтендорфу – попалась на глаза газетная реклама Германского ордена, приглашавшая светловолосых и голубоглазых немецких мужчин и женщин к вступлению в эту организацию. Под объявлением располагались три руны. Зеботтендорф был заинтригован и решил добиться членства. В сентябре 1916 года он нанес визит главе ордена в Берлине. Этого человека звали Герман Поль. Зеботтендорф и Поль говорили о рунах, эзотерический смысл которых интересовал последнего, и об ордене. Поль пояснил, что пришел к изучению рун через Гвидо фон Листа и что убежден: утрата арийцами знаний об их магической власти связана с нарушением расовой чистоты.

Зеботтендорф стал расспрашивать о планах ордена на будущее и ему объяснили, что оно определится на предстоящем плановом собрании. На этом собрании Зеботтендорф принял на свои плечи руководство баварским отделением Германского ордена, действуя с этого момента от имени Поля. Его переписка с людьми, чьи адреса он получил от руководства, измеряется томами. Он начал посещать своих корреспондентов, и эти визиты превратились в регулярные групповые встречи и лекции. Предложение Зеботтендорфа выпускать специальное периодическое издание было тепло встречено братьями по ордену, и первый номер журнала «Руны» («Runen») появился в январе 1918 года.

В это время помощники Зеботтендорфа активно вербовали новых членов. Весной 1918 года вверенное ему отделение ордена насчитывало уже 200 человек, следующей осенью – 1500.

Поскольку помимо ритуальных собраний Германский орден постоянно устраивал политические митинги крайне правого толка, баварское отделение приняло особое название – общество «Туле», чтобы избавить себя от нежелательного любопытства со стороны социалистов. Комнаты общества «Туле», которые они арендовали у гостиницы «Четыре времени года», были украшены эмблемой Туле, изображающей длинный кинжал и свастику.

Общество «Туле» (Thule Gesellschaft) с самого начала создавалось как чисто оккультное, и его доктрины представляли собой прямое развитие идей Елены Блаватской и Гвидо фон Листа. В самом названии общества мы видим указание на мифологию этих эзотериков.

Предание об острове Туле восходит к путешествию знаменитого Пифея из Массилии (нынешний Марсель), которого в античные времена считали «отъявленным лгуном» и который был полностью (или почти полностью) реабилитирован в эпоху Великих географических открытий. Во время своих странствий Пифей посетил остров Ультима Туле – «самую далекую из всех известных земель». Плавание от Оркад (то есть Оркнейских островов) до Туле продолжалось пятеро суток. Сама эта страна отличалась плодородием, здесь произрастали «поздно созревающие плоды» и обитало культурное население.

Соотнести землю Туле с реальным географическим объектом не удалось до сих пор. Наряду с другими выдвигалась гипотеза о том, что таинственный остров исчез, став одной из банок Фарерской возвышенности.

В эзотерической интерпретации остров Туле был частью великого арктического континента, отличавшегося умеренным климатом и неистощимыми ресурсами, северный вариант легендарной Атлантиды. Этот континент населяли высокие светловолосые брахицефалы (короткоголовые), создавшие развитую цивилизацию, основанную главным образом на понятии чести. Другие же люди, рассеянные по всей Земле, еще не успели выйти из животного состояния.

Избранная раса, проживающая на северном континенте, называлась арийской. Их плодородная полярная земля была отделена морем от остального мира, благодаря чему полностью сохранялись традиции и чистота арийской крови. Однако в результате внезапного катаклизма направление земного вращения изменилось, что привело к климатическим катаклизмам. В Туле исчезли плодородные земли и дичь, которой в основном питались арийцы. Жизнь там стала невозможной.

Пятнадцать тысяч лет назад арийцы были вынуждены покинуть свою этническую колыбель и отправиться на поиски новых плодородных земель. Это расселение проходило в несколько волн. Вначале арийцы появились в европейской зоне Скандинавии и Балтики, то есть преимущественно в Эстонии, Латвии, Литве и Финляндии. Позднее они предпочитали селиться в той части Центральной Европы, которая в дальнейшем стала территорией Священной Германской империи.

Даже в изгнании арийцы хранили память о Туле. Чтобы не забыть традиции предков, они везде ставили полярный символ – свастику. Таким образом этот знак получил распространение повсюду в Европе… Подобные спекуляции весьма охотно распространялись вышеупомянутым Йоргом Ланцем фон Либенфельсом.

В 1911 году он издал брошюру «Прародина и древняя история героической светловолосой расы», в которой излагал все эти палеофантастические измышления, с удовольствием ссылаясь на Блаватскую и на Гвидо фон Листа. Либенфельс писал, что древние мегалитические постройки и каменные круги, обнаруженные в Европе, являются следами миграции арийской расы, которая перемещалась с севера на юг и оставляла в местах, населенных варварами, культовые сооружения, посвященные солнечной религии.

Но эта арийская палеофантастика не могла существовать сама по себе – она должна была дополняться другими мифами.

Начиная с 1913 года издательство «Дидерих» печатало в Йене 24-томное собрание северных саг и героических сказаний. Самая монументальная книжная серия носила название «Туле». С тех пор слово «Туле» закрепилось в словаре правых радикалов. Это был не просто политический пароль – это было ключевое понятие в националистической мифологии. Но именно фон Зеботтендорф превратил эти фантазии в импозантную легенду, которая околдовала немецких националистов.

Подобно Ланцу фон Либенфельсу, он полагал, что мегалитические постройки прошлого свидетельствовали о высокоразвитой нордической культуре. Основным выводом его «исследований» было предположение, что в те времена в небесах «господствовало» созвездие Овна.

Фон Зеботтендорф и его общество показали себя 9 ноября 1918 года во время социалистической революции в Баварии. Едва узнав о перевороте, фон Зеботтендорф собрал своих «братьев» и произнес страстную речь. Сохранившийся текст демонстрирует поразительную смесь монархических, антисемитских и ариософских чувств:

«Вчера мы пережили гибель всего, что было нам дорого, близко и свято. Вместо наших принцев германской крови, у власти – смертельные враги: евреи. Чем грозит нам этот хаос, мы еще не знаем. Но мы догадываемся. Время, которое придет, будет временем борьбы, горьких утрат, временем опасности… И пока я держу свой железный молот, я клянусь все силы отдать этой борьбе. Наш орден – германский орден и преданность наша – германская. Наш бог – Вальватер, его руна – Ар. Чтобы показать волю орла к самопожертвованию, он окрашен в красный. С сегодняшнего дня наш символ – красный орел, пусть он предупреждает нас, что мы должны умереть, чтобы выжить».

Ссылки фон Зеботтендорфа на руну Aр (Ar, Jera) и на мистическую фигуру воскресающего орла, ставшую воинствующим символом арийцев, свидетельствуют о несомненном влиянии Гвидо фон Листа. Еще в 1908 году фон Лист писал о том, что Ар-руна означает солнце, первоначальный огонь, арийцев и орла, при этом он также имел в виду смерть и воскрешение орла как специфически немецкий символ возрождения.

Обратившись к членам «Туле» с требованием бороться, «пока свастика не воссияет над холодом темноты», фон Зеботтендорф завершил свою речь декламацией расистско-теософских стихов.

Члены общества «Туле» принимали деятельное участие в сопротивлении коммунистическому правительству Республики Бавария: просачивались в армейские подразделения, проводили в них агитационную работу и запасались оружием. Некоторые из них даже были арестованы за это.

Так, 26 апреля 1919 года красногвардейцы Баварии произвели обыск в штаб-квартире «Туле». Они арестовали князя фон Турн унд Таксиса, графиню фон Вестарп и барона фон Зейдлица. Через четыре дня все трое были расстреляны по приказу моряка Эрлгхофера, командира Красной гвардии Баварии. Общество «Туле» обзавелось своими мучениками!

После свержения коммунистов общество «Туле» стало одной из наиболее влиятельных групп в Мюнхене. Члены общества, в частности, выступили инициаторами создания партии ДАП, которая вскоре превратилась в НСДАП. Стоматолог Феликс Крон, состоявший в «Туле», предложил использовать свастику в качестве эмблемы нового политического движения. И так далее.

Однако дальнейшая карьера фон Зеботтендорфа не заладилась. Он подвергся обструкции со стороны членов общества «Туле» за потерю списков «красных», участвовавших в расстреле заложников, – его сочли предателем и перестали приглашать на собрания. Пришлось барону искать себе новую стезю. Поскольку с 1913 года он прилежно изучал астрологию, это стало его основной деятельностью.

В октябре 1920 года он сменил Эрнста Тьеде на посту издателя журнала «Астрологическое обозрение» («Astrologische Rundschau»).

Между 1921 и 1923 годами он написал не менее семи астрологических прогнозов, которые получили высокую оценку среди немецких астрологов за их ясность и «высокую точность».

Весной 1923 года фон Зеботтендорф уехал в Швейцарию. В Лугано он написал оккультный трактат о дервишах и их взаимосвязях с алхимиками и розенкрейцерами. Пробыв в Швейцарии весь 1924 год, переехал в Турцию.

С 1926 по 1928 год он числился почетным мексиканским консулом в Стамбуле, между 1929 и 1931 годами путешествовал по США и Центральной Америке.

В тот период фон Зеботтендорф написал книгу «Прежде чем пришел Гитлер», в которой рассказал о становлении ордена «Туле». Ее издали в 1933 году. Но тут же по рейху был разослан приказ: все экземпляры книги собрать и уничтожить. В нацистских архивах сохранилось лишь несколько штук.

Возможно, одна из причин, по которой книга была запрещена в Третьем рейхе, состоит в том, что фон Зеботтендорф впервые раскрыл связь между НСДАП и обществом «Туле», сообщая о том, что среди его «братьев» были и Адольф Гитлер, и Рудольф Гесс.

Более того, фон Зеботтендорф утверждал, что в 1932 году фюрер принял предложение стать Великим магистром Германского ордена!

Таким образом, фон Зеботтендорф сделал публичным достоянием одну из важнейших тайн. Ведь даже во внутренней переписке этого общества – и такие документы дошли до нас – многие имена зашифровывались цифрами.

Однако можно ли верить книге лжебарона? Или он, подобно Ланцу фон Лебенсфельсу, выдавал желаемое за действительное?

Да, Гитлер выписывал оккультный журнал «Остара» и контактировал с членами оккультного общества «Туле,» но это вовсе не означает, что он был учеником фон Лебенсфельса или фон Зеботтендорфа. Не следует забывать, что будущий фюрер НСДАП и Третьего рейха совершенно не соответствовал нордическому типу, за который ратовали члены Ордена новых тамплиеров и общества «Туле». Идеологического влияния отрицать, разумеется, нельзя, однако вряд ли чернявого некрасивого плебея Гитлера пустили бы в состав одной из этих организаций.

Как бы там ни было в действительности, но в 1935 году членам СС запретили состоять в Германском ордене. А потом он и вовсе прекратил свое существование. Среди иерархов Тысячелетнего рейха возобладало мнение, что деятельность подобных структур инспирируется подрывным еврейским движением.

А Зеботтендорф вернулся в Турцию. 9 мая 1945 года он покончил жизнь самоубийством, бросившись в Босфор.

Старый и одинокий барон находился в конце своего пути – у него не было больше денег и никаких надежд даже на самые скудные источники.

В день, когда окончилась величайшая война, мысль о полном поражении арийской расы должна была совсем уничтожить его.

Так завершилась жизнь искателя эзотерических тайн, соединившего ариософию Гвидо фон Листа с нацистской партией».

© Copyright "Читальный зал". All Right Reserved. © 1701 - 2022
Народное нано-издательство "Себе и Людям"