При поддержке министерства культуры чтения России


Книги на английском языке размещаются в филиале Читального зала на сайте "iReading"



Видео-материалы размещаются в филиале Читального зала на сайте "Смотрикль"

Воланский Тадеуш.

Польский археолог и коллекционер, славянофил, филолог-любитель, автор гипотезы о славянском происхождении этрусков и многих других древних цивилизаций.

Биография.

Фаддей (Тадеуш) Воланский родился 17 октября 1785 года в городе Шяуляй (на Жмуди) в семье масона и алхимика Яна Воланского — надворного советника короля Станислава Августа — и Жанны де Бух. Участвовал в наполеоновской кампании 1812 года по завоеванию России в качестве офицера польского легиона, стал кавалером Ордена почётного легиона. Последующую часть жизни он посвятил археологии и коллекционированию.

Фаддей Воланский умер 16 февраля 1865 года в Рыньске, близ Торуни.

Деяния.

Вернувшись из московского похода, Воланский женился на Вильгельмине Зреттер (Wilhelmina Szretter) и поселился в усадьбе Рыбитвы (Rybitwy — «крачки») польского местечка Пакость (Pakość). В это время он начал изучать славянские и скандинавские руны, кельтские монеты, этрусские саркофаги и древние памятники Северной Африки. Результаты своих исследований Воланский изложил в хорошо иллюстрированных работах на польском и немецком языках.

Фаддей Воланский занимался коллекционированием монет и медалей (в том числе античных), а также минералов, ракушек, мотыльков и птиц. В коллекции Воланского были бронзовая фигурка Осириса и погребальная египетская фаянсовая фигурка Ушебти. Обе они были обнаружены при раскопках возле Балтийского моря и датированы 7–4 веками до н.э. По мнению Воланского эти фигурки являются свидетельством торговых связей между Древним Египтом и славянскими землями. В настоящее время обе фигурки хранятся в Ягеллонском университете.

Фаддей Воланский был известен огромной библиотекой, судьба книг из которой в настоящее время неизвестна.

Идеи.

Комментируя безуспешные попытки западно европейцев прочитать надписи на археологических памяниках в Европе и Африке Тадеуш Воланский писал:

«Учёные претыкались на эти памятники и напрасно трудились до нашего времени разбором их надписей по алфавитам греческому и латинскому, и видя неприложимость таковых, напрасно искали ключа в еврейском языке, потому что таинственный этот ключ ко всем неразгаданным надписям находится только в славянском первобытном языке... Как далеко простиралось в древние времена жительство славян в Африке, пусть докажут славянские надписи на камнях Нумидии, Карфагена и Египта.»

Благодаря такому смелому подходу польский учёный сумел расшифровать большинство написей на этрусском языке, в том числе и памятник вблизи Креччио.

Однако Воланский понимал, что его открытие не будет воспринято в Западной Европе. И поэтому в письме к археологу Каролю Рогавскому (1819–1888) он писал:

«Разве в Италии, Индии и Персии — даже в Египте — нет славянских памятников?... Разве древние книги Зороастры, разве развалины вавилона, памятники Дария, остатки Парса–града (Персеполис) покрытые клинописью, не содержат надписей, понятным славянам? Англичане, французы и немцы смотрят на это,"jak kozioł na wodę". Мы, Славяне, сможем довести эти исследования до конца, только в том случае, если дети и внуки наши захотят пойти по нашим следам!»

Традиционные историки не смогли опровергнуть расшифровку этрусских надписей с помощью славянских языков, равно как и предложить альтернативное прочтение с помощью других языков. Поэтому исследования Воланского голословно были объявлены «фантастическими» и выведены из обращения.

Некоторые источники сообщают, что книги Ф. Воланского в 1853 году были внесены в папский «Индекс запрещённых книг» и приговорены к сожжению. По иному сообщению, католический примас Польши (принадлежавшей в то время России), обнаружив в книге Воланского о древностях славянских оскорбление чувств католического духовенства, в 1847 году обратился в Святейший Синод для ходатайства у Николая I разрешения сжечь весь тираж спорного произведения. Российский император в ответ приказал:

«взять потребное количество оной книги под крепкое хранение, остальные же, дабы не наносить вред духовенству, сжечь, к Воланскому же прикомандировать воинскую команду для содействия ему в его экспедициях по сбиранию тех накаменных надписей и впредь и охранения его персоны от возможных злоключений».

Идеи Фаддея Воланского стали широко известны в России в 1854 году, когда историк Егор Иванович Классен при издании своего сочинения «Древнейшая история Славян и Славяно–Руссов до рюриковского времени» приложил к ней фрагменты труда Воланского «Описания памятников, объясняющих Славяно–Русскую историю».

Современный историк–нонконформист В.А. Чудинов в деталях оспаривает правильность прочтения Воланским этрусской письменности, предлагая вместо метода Воланского свой способ. Но оба исследователя согласны в том, что этрусский язык был славянским.

Предшественником и Воланского, и Классена можно считать Мавро Орбини, книга которого «Историография початия имене славы и разширения народа славянского и их царей и владетелей под многими именами и со многими Царствиями, Королевствами и Провинциями», была издана в Санкт-Петербурге в 1722 году (переиздано в 2010 г. издательством «Белые альвы»). В этой книге Орбини пишет следующее:

«Славянский народ озлоблял оружием своим чуть ли не все народы во Вселенной; разорил Персиду: владел Азиею, и Африкою, бился с египтянами и с великим Александром; покорил себе Грецию, Македонию, Иллирическую землю; завладел Маравиею, Шеленскою землею, Чешскою, Польскою, и берегами моря Балтийского, прошёл во Италию, где многое время воевал против римлян.

Иногда побеждён бывал, иногда биючися в сражении, великим смертопобитием римлянам отмщевал; иногда же биючися в сражении, равен был.

Наконец, покорив под себя державство Римское, завладел многими их провинциями, разорил Рим, учиняя данниками цесарей римских, чего во всём свете иной народ не чинивал…».

Но разве официальные «историки» смогут признать такую мощь за славянским народом?! А ведь эту книгу писал не славянин. Орбини был Архимандритом Рагужским в сицилийском городе Рагузе. Его книга тоже попала в список запрещённых Ватиканом

Сочинения.

Описание памятников, объясняющих славяно-русскую историю, составленное Фадеем Воланским, переведённое Егором Классеном // Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов в особенности с лёгким очерком истории русов до Рождества Христова. М., 1854; СПб., 1995.

"Письма о славянских древностях"

Книга была издана автором на собственные редства в двух частях. Первая часть, содержащая 5 писем с приложением 145 иллюстраций на 12 гравюрах, вышла в 1846 году в Гнездно, древнейшем городе Польского королевства.

Вторая часть, составленная из 7 писем и содержащая 88 иллюстраций на 10 гравюрах, вышла там же, в 1847 году. В письмах автор описал монеты, амулеты и другие предметы, найденные автором в своих экспедициях по славянским землям, а так же изображения древних предметов, полученных от единомышленников. На многих из предметов имеются письменные знаки, которые автор определил как славянские, сами предметы автор отнес к дохристианскому периоду славянской истории и культуры.

Имя Фаддея Воланского часто встречается в трудах первой половины XIX века, у исследователей русской и славянской истории, на его богатейшую коллекцию старинных предметов, амулетов, монет, содержащих славянские надписи, ссылались историки школы Н.С. Тихонравова.

Затем отношение к Воланскому изменилось, и завеса академического молчания покрыла его богатейшие материалы по славянской истории, письменности и культуре дохристианского периода, сделав их неизвестными публике более чем на столетие.

Следует учитывать конкретные мотивы тех общественных слоев, которые определяют содержание учебников по славянской истории и культуре с учетом своих собственных сословных интересов.

Замечательный израильский историк профессор Тель-Авивского университета Шломо Занд в переведенной на главные европейские языки книге «Кто и как изобрел еврейский народ» показал на богатейшем фактологическом материале, как менялись на протяжении одного только XX века концепции происхождения и исторических прав «вечного народа», как аккуратно забывались и вычеркивались из школьного обихода исторические идеи теоретиков сионизма в 50-ые годы XXвека. Оказывается, по Занду, у профессиональных создателей учебников истории нет никаких препятствий морального-этического плана для искажения, сокрытия и даже выдумывания исторических обстоятельств, («Одни побеждали, а другие проигрывали и писали историю» Мавро Орбини) если это востребовано политиками современного государства. (Как творчески копирует израильский опыт современная Украина!) Надо думать, что то подобное имеет место в истории славянских народов.

Вот что сообщает Александр Семенович Иванченко, изучавший рукопись воспоминаний Егора Классена в Русском музее Сан Франциско.

«Когда труд Ф. Воланского в 1847 году вышел в свет в Варшаве, католический примас Польши, входившей в состав Российской империи, обратился в святейший Синод России с просьбой испросить разрешения у императора Николая I применить к Воланскому аутодафе на костре из его книги. Тот, однако, Николай I, которого все наши писатели привыкли изображать невежественным Палкиным, затребовал, тем не менее, сначала книгу Воланского и вызвал из Москвы для ее экспертизы Классена. Простой случайностью это быть не могло.

Вероятно, Николай I знал, что наша дохристианская письменность Классену известна. Потом император приказал «взять потребное количество оной книги под крепкое хранение, остальное же, ДАБЫ НЕ НАНОСИТЬ ВРЕД ДУХОВЕНСТВУ, СЖЕЧЬ, к Воланскому же прикомандировать воинскую команду для СОДЕЙСТВИЯ ЕМУ В ЕГО ЭКСПЕДИЦИЯХ ПО СОБИРАНИЮ ТЕХ НАКАМЕННЫХ НАДПИСЕЙ И ВПРЕДЬ И ОХРАНЕНИЯ ЕГО ПЕРСОНЫ ОТ ВОЗМОЖНЫХ ЗЛОКЛЮЧЕНИЙ».

Так распорядился Николай Палкин. Классену же велел опубликовать в своем сочинении такие таблицы из книги Воланского, которые бы не вызвали НЕДОВОЛЬСТВО РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ, что Классен и сделал со всей предусмотрительностью. Но недовольство со стороны церкви все равно вызвал великое, как теперь раздражает наших ученых историков одно упоминание его имени.

Обратим внимание на ключевые слова «вред духовенству», взятые Классеном из прямой речи императора. Этот фактор действует на протяжении тысячи лет, пока существует духовенство, которое само определяет, что ему вредно-инакомыслие, которым наполнены книги, другими буквами, созданными в другом духовном мироощущении.

Неважно, что это мироощущение принадлежало собственным предкам. Политический заказ существует всегда, и всегда найдутся энтузиасты –исполнители, которые способны забыть собственных родителей, а не только пращуров.

Поэтому неугодные книги становятся не читаемыми вследствие многочисленных реформ языка, проводимых правящими идеологами, и горят уже много сотен лет. Древние, бесценные для мировой культуры статуи взрываются даже в XXI веке, надписи соскребаются или исчезают в таинственных «частных коллекциях».

Книги по теме:

Чудинов В.А. "Загадки славянской письменности",— М.: Вече, 2002, 528 с.

 

 

© Copyright "Читальный зал". All Right Reserved. © 1701 - 2023
Народное нано-издательство "Себе и Людям"