При поддержке министерства культуры чтения России


Книги на английском языке размещаются в филиале Читального зала на сайте "iReading"



Видео-материалы размещаются в филиале Читального зала на сайте "Смотрикль"

Магические традиции мира-2 (Материалы).

Магическое искусство Древнего Египта.

В те времена, когда произошел знаменитый, описанный в Библии магический поединок Моисея с нильскими колдунами, магия уже превратилась в важнейшую и неотъемлемую часть египетской религии. Царская семья, жречество и простой народ были нерушимо связаны магическими узами.

Практически все растения, произрастающие на египетской земле, используются в магических обрядах, которые еще и сегодня совершаются на Ближнем Востоке: финиковые пальмы, акации, платаны, пшеница, ячмень и просо считаются наиболее ценными инструментами мага.

Особых успехов древние египтяне достигли в изготовлении и использовании амулетов. Большинство людей знает, что такое скарабей; изображения этого жука, выполненные из глины или камня служат визитной карточкой египетской магии. Скарабей был символом Бога Солнца (т.е. жизни), который клали в могилу при погребении; считалось, что он воскрешает мертвецов в ином мире. Чтобы оживить труп, необходимо было просто произнести над ним Слова Силы.

Ключом к пониманию древнеегипетской магии служат две её особенности, унаследованные западными системами. Еще в эпоху Рамзеса II (более 5 тысяч лет назад) египтяне глубоко верили в мистические Слова Силы, а сама магия считалась весьма древним искусством, которое было открыто людям богами.

Вторая особенность связана с первой. Чтобы подчинить духов и богов своей доброй и злой воле, колдун должен был знать указанные Слова Силы и имена Богов. Благодаря своему знанию, колдун мог повелевать могущественными божествами.

Вероятно, древние египтяне, как и многие другие народы, полагали, что имя неразрывно связано с силой, способностями и духовной сущностью его обладателя. Например, во многих странах женщины не называют своего имени незнакомцам, а представляются лишь как «дочь того-то» или «жена того-то». Любопытно, что у многих представителей племен Полинезии и Австралии до сих пор принято представляться именно таким способом. Аборигены верят, что если некто узнает его имя, то сможет похитить и его силу.

Волшебник мог не понимать магического слова или имени, которое он произносил, однако само слово не теряло от этого своей силы.

В Древнем Египте используемые как талисманы ювелирные изделия по форме обычно представляли собой божеств, в которых верили египтяне.

Египтяне верили, что есть особые, скрытые места, которые ощущались как священные, например грудь. Талисман или ювелирное изделие, которое носили на груди, всегда защищали сердце. Древние египтяне были убеждены в том, что сердце гораздо важнее головного мозга, что оно является источником жизни, источником всех вещей. В «Книге Мертвых» говорится: «Сердце мое — мать моя, сердце мое — отец мой». Рядом с сердцем носили символ самого сердца или образы, связанные с возрождением, в особенности скарабея.

Древние египетские ювелиры делали украшения и для других частей тела, помимо сердца. Например, некоторые драгоценности располагали в середине лба. Об этой точке любят писать на Западе в популярных книгах, называют ее третьим глазом или, как говорят индусы, глазом Дангма. Древние египтяне также отводили важную роль этой точке и по мере возможности стремились закрыть ее символами воли и могущества. Таким символом была, в частности, змея Буто, которую мы называем Урей, если этот символ используется применительно к фараону.

Некоторые изделия носили на запястьях, плечах и лодыжках. На запястья и на плечи надевали красивые металлические браслеты, в основном украшенные символом Уджат, то есть Оком Гора. Кстати, до сих пор носы некоторых египетских лодок украшает это Око — считается, что оно помогает хорошо видеть.

Серебро для древних египтян имело ценность даже большую, нежели золото, потому что было связано с Исидой, с практическими мистериями, то есть с таинствами и магией; серебро использовалось в сочетании с золотом и камнями, которым египтяне приписывали священную силу. Подобно тому, как китайцы делали свои главные символы из нефрита (например, символом Вселенной у них было большое нефритовое колесо с отверстием посередине), египтяне часто использовали ляпис-лазурь, которая была одним из магических камней. Также они применяли сердолик, минерал красного цвета, горный хрусталь, стекло.

Поединок магов.

В 1856 году во французском Алжире назревало восстание против колонизаторов. Французы хотели избежать военного конфликта, но в то же время сохранить свое влияние в регионе. Им это удалось с помощью человека с феноменальными способностями, которого звали Жан Ожен Робер-Оден. Жан работал обыкновенным часовщиком до 1845 года, когда в возрасте сорока лет он стал магом, или, если предпочитаете, иллюзионистом. Именно так он называл себя и никогда не утверждал, что подчинил себе сверхъестественные силы. Он никогда не носил плаща и цилиндра, какие носят фокусники, выступающие на сцене, предпочитая самую обычную одежду. Однако именно этот человек сумел раздвинуть представления современников о реальном и нереальном.

Одним из тайных руководителей предстоящего восстания в Алжире был некий отшельник, член религиозной арабской группировки, которая использовала демонстрацию магических действий для подстрекательства населения к выступлению против колонизаторов. Арабские колдуны достигли совершенства, они умели быстро заживлять раны на теле и есть стекло без причинения себе вреда. Подобные трюки отшельник часто показывал на площадях городов, призывая соплеменников к восстанию.

По заданию французского министерства иностранных дел Оден прибыл в столицу Алжира и начал давать представления в местном театре. Молва быстро разнесла весть о том, что великий французский колдун появился в городе. Он пригласил отшельника и других лидеров бунтарей на представление. Робер-Оден начинал выступление с простых трюков, наподобие появления монеток в руке. Затем из пустой шляпы он вынул пушечное ядро. Это уже был намек. Кто рискнет сражаться против армии, которая может получать боеприпасы из воздуха?

Потом фокусник взял пустую вазу, которая в один миг наполнилась сластями. Затем француз вызвал на сцену самого сильного человека из публики и заявил, что «высосет» из него силы. На сцену принесли небольшую шкатулку, которую смог бы поднять и ребенок. Араб-атлет легко поднял шкатулку в руке. Нет проблем! Затем Оден объявил, что араб потерял свою силу. Молодой мужчина как ни пытался, не смог во второй раз поднять шкатулку. Тогда чародей на глазах у изумленной публики поднял шкатулку на ладони. Его посрамленный ассистент вернулся в зал.

Но особенно поразил публику трюк, когда маг вызвал на сцену отшельника и включил рядом с ним яркую лампу. На стене появилась тень араба, Оден взмахнул рукой, и из стены хлынула кровь. Отшельник побледнел, неожиданно он выхватил пистолет и выстрелил в своего врага. Но Жан мгновенно выставил вперед руку, в которой держал яблоко. Пуля застряла в яблоке. Отшельник схватил яблоко и убежал. Простак думал, что заполучил талисман, который дает французу его магическую силу.

Слава Одена в Алжире росла. Его пригласил к себе на ужин Бу Аллем бен Шенфа Бах-ага, могущественный шейх одного из племен, одновременно был приглашен и отшельник. Для начала чародей заставил розарий, украшавший внутренний дворик дома шейха, исчезнуть, а потом вернул его на место. Этот трюк вызвал полный восторг Бу Аллема, его приближенных и слуг. Затем Жан попросил шейха снять с ноги расшитую золотом туфлю и в один момент наполнил ее пятифранковыми монетами. Казалось, монетки сыплются со звоном прямо из воздуха.

Отшельник крикнул: «Все это обман!» В ответ Оден попросил его снять с ноги правую туфлю. Тот нехотя повиновался и обнаружил в своей обуви монету. Потом Оден подошел к арабу и спросил: «Вы ничего не потеряли?» - и протянул незаметно снятые с его руки часы. Отшельник страшно злился, что его выставили дураком, и вызвал противника на дуэль. Вопреки всякой логике он потребовал права выстрелить первым, но оставил выбор оружия за врагом. Шейх был смущен невежливым поведением гостя. Но как требовал обычай алжирцев, не мог возражать. Француз согласился, но попросил отсрочить дуэль до 8 часов утра следующего дня и выбрал кремневые ружья. Он пояснил, что перед дуэлью должен долго медитировать и молиться, чтобы призвать на помощь все силы своего магического искусства.

Уром дуэлянты пришли на площадь, где собралось почти все население небольшого алжирского городка. Противники разошлись на пятнадцать шагов, Отшельник выстрелил. Но когда дым рассеялся, все увидели, что Жан стоял невредим. Возглас изумления пронесся по толпе, когда люди увидели, что француз держит пулю в зубах. Маг ее поймал на лету. Он начал целиться в отшельника, тот побледнел. Однако француз выстрелил в стену ближайшего дома, откуда начала сочиться кровь. Позже очевидцы подтвердили тот факт, что кровь была настоящая. Об этом инциденте вскоре стало известно по всей стране. Алжирцы окончательно убедились, что французы сумели подчинить себе сверхъестественные силы и сражаться с ними очень опасно. Назревавшее восстание было остановлено.

Робер-Оден умер в 1871 году и считается отцом современного иллюзионного искусства.

Друиды - маги запада.

Тайное учение друидов во многом сходно с доктринами брахманов в Индии, магов в Персии, жрецов в Египте и вообще всех жрецов древности. Подобно им, они имели два рода религиозных доктрин: внешний и внутренний. Их обряды совершались и в Британии, и в Галлии, хотя доведены были до гораздо большего совершенства в первой из этих стран, где остров Энглези считался их главным местопребыванием. Слово «друид» производят от «дуб», т.е. от названия дерева, чтимого в высшей степени священным. Но произвести «друид» можно также от галльского слова druidh — «мудрец» или «кудесник».

Храмы.

Их храмы, где хранился священный огонь, стояли на возвышении и в густых дубовых рощах. Они были разного вида. Круглые, потому что круг эмблематически изображал Вселенную. Овальные — как намек на всемирное яйцо, от которого, согласно преданиям многих народов, произошла Вселенная, или же, по преданию других, произошли наши прародители. Змеевидные — так как змея была символом Гю, друидского Осириса. Крестообразные, потому что крест — эмблема перерождения, или с крыльями, чтобы изобразить движение божественного духа. Балдахином им служило небо, и построены они были из неотесанных камней, число которых согласовалось с астрономическими вычислениями. В центре находился камень больше других, и ему поклонялись как представителю Божества.

Три главных храма этого рода в Британии, несомненно, были Стоунхендж и Абурийский на юге, Шапский в Кумберленде. Где камней было мало, там они заменялись земляными валами, и храм состоял из высокого вала и рва. Их сооружение было настоящим Геркулесовым подвигом.

Места посвящения.

Адитум (греч.) — Святая Святых в языческих храмах, наименование тайной и священной огороженной территории или внутреннего помещения, часть храма, в которой находилась статуя Бога и в которое не позволялось заходить ни одному непосвященному; соответствует святилищу алтарей христианских церквей; или ковчег мистерии, который назывался кромлехом и употреблялся как место перерождения. Адитум состоял из трех ребром поставленных камней, служивших поддержками большого плоского камня, положенного на них плашмя так, что образовалась маленькая келья. Однако значительное пространство требовалось для обстановки посвящения в обширнейшем и наиболее удобопонятном размере. Эти места были преимущественно подземельями, и многие из пещер, находящихся в Англии, служили некогда местом действия для друидских посвящений. Предназначался для подобных целей великолепный Кастлтоунский грот в Дербишире, который Стукели называет Адской Пещерой, как и гигантские пещеры в Лекингтоне и Бадминстере в Уильтшире.

Обряды.

Система друидизма включала все религиозные и философские исследования, тогда известные на этих островах. Обряды носили несомненный отпечаток астрономических фактов. Их главные божества сводятся к двум — мужскому и женскому: Великие Отец и Мать, Гю и Церидвен, отличавшиеся теми же характеристическими чертами, какие принадлежали Осирису и Исиде, Вакху и Церере или каким-либо другим высшим богам и богиням, изображавшим собою два начала всякого существа.

Великие периоды посвящения наступали каждую четверть года и определялись течением солнца, когда оно достигало точек равноденственных и солнцестоятельных. Но временем годовых празднований была ночь на 1 мая, когда огни зажигались на кромлехах по всему острову и горели до рассвета, чтобы вести майские игры, от которых взяли начало все национальные игры, и прежние, и настоящие. Вокруг этих огней происходила хороводная пляска в честь солнца, которое в это время года, как говорили в символическом смысле, вставало из гроба.

На празднестве преобладала распущенность, и продолжалось это до тех пор, пока солнце не достигнет высоты меридиана. Тогда жрецы и последователи удалялись в леса, где происходили самые позорные оргии.

Торжественные посвящения совершались в полночь и включали 3 степени: первая, самая низшая, называлась «евбаты», вторая — «барды», третья — «друиды». Кандидат сначала ложился в пастос, или гроб, где его символическая смерть изображалась смертью Гю, или солнца, и его возвращение к жизни, в третьей степени, символически изображало возвращение к жизни солнца. Кандидату надлежало вынести такие же искусы и пробы его храбрости, какие были употребительны в других странах.

В празднество 25 декабря разводили большие огни на вершинах гор, чтобы возвестить о рождении бога солнца. Это была минута, когда после мнимого зимнего солнцестояния оно начинало усиливаться и постепенно подниматься на небосклоне. Огни, разумеется, изображали могущество и жар солнца, тогда как молодило, употребляемое в этих случаях, предвещало результаты возобновленного действия солнца на растительность.

Летнее солнцестояние праздновалось 24 июня. Оба эти дня до сих пор празднуются в христианской церкви: первый — как Рождество, а второй — как Иванов день, и потому еще, что первые христиане благоразумно приняли не только дни языческих праздников, но и, насколько это могло быть исполнено с приличием, способны праздновать их, заменяя только теологическим значением астрономические аллегории. Украшение церквей в Англии молодилом в Рождество есть древний обычай друидов, принятый христианами.

Доктрины.

В учении друидов есть одно Высшее существо — будущее состояние возмездия или наказания, бессмертия души и метемпсихоза. У них было правилом, что вода есть первое начало всех вещей и существовала до сотворения мира в неприкосновенной чистоте. Однако это как будто противоречит их собственной другой доктрине, что день происходит от ночи, потому что ночь, или хаос, существовала до сотворения дня. Они учили еще, что время есть только перехваченный отрывок от вечности и что существует бесконечный ряд миров.

В сущности, их доктрины носили, главным образом, отпечаток учения Пифагора. Они питали глубокое благоговение к числам «3», «7», «19» («Метонов цикл») и «147», то есть 7 в квадрате, умноженное на 3. Они также были прорицателями, утверждая, что могут предсказывать будущие события по полету птиц, по человеческим жертвоприношениям, по белым лошадям, по движению воды и по жребию.

Политическая и судебная власть.

Во многих случаях их власть превышала власть государя. Разумеется, они были единственными толкователями религии и, следовательно, распоряжались всеми жертвоприношениями. Ни одному частному лицу не дозволялось приносить жертву без их разрешения. Они имели власть отлучать от храма — самое ужасное наказание после смертной казни, действие которого постигало самых высших сановников. Великий государственный совет не мог объявлять войну или заключать мир без их участия. Они решали все споры окончательным и неизменным приговором и властны были подвергать смертной казни.

Их жертвенники орошались потоками крови человеческих жертв. Иногда всесожжение мужчин, женщин и детей, заключенных в большие, из ивы плетеные башни, было жертвой, приносимою их суеверию, и, вместе с тем, должно было придать им более значения, так как жрецы были породой честолюбивой, наслаждавшейся кровью.

Говорят, друиды предпочитали виновных в краже, разбое или других преступлениях как самых приятных жертв их богам; но, когда мало оказывалось преступников, они без зазрения совести замещали их людьми невинными. Эти ужасные жертвы были приносимы друидами для народа перед опасной войной или во время общественного бедствия, а кроме того, для частных лиц высокого звания, когда их постигала опасная болезнь.

Жрицы.

Жрицы (в белых одеяниях с металлическим поясом) предсказывали будущее по наблюдению природных явлений и по человеческим жертвоприношениям. Им предоставлялась страшная обязанность — убивать пленников, захваченных на войне, и лиц, осужденных друидами. Прорицания их основывались на том, как вытекала кровь из множества нанесенных ран и также из дымящихся внутренностей. Многие из жриц неизменно сохраняли девственность, другие предавались самому распутному сладострастию. Жили они на пустынных скалах, о которые разбивались волны океана, и моряки смотрели на эти утесы как на храмы, окруженные несказанными чудесами.

Уничтожение.

Власть друидов постепенно приходила в упадок по мере того, как римляне стали утверждаться на тех островах; окончательно подавил ее Светоний Паулин, правитель Британии при Нероне, в 61 году после Р.X. Он напал на их крепость (остров Энглези), разбил их наголову и сжег множество из них на кострах, разведенных ими для сожжения пленных римлян, которых они надеялись захватить, — справедливая отплата победителя этим кровожадным жрецам. Но хотя их владычество было уничтожено, многие из их религиозных обрядов существовали гораздо дольше, даже в XI столетии.

Чёрная магия Древнего Вавилона.

Известно, что именно халдеи первыми стали широко применять прием, называемый в европейской черной магии "симптоматическая сурагация". Он основан на вере в то, что можно нанести вред здоровью своего врага путем манипуляций с изображающей его куклой или даже, как в выше описанном случае, живым человеком, предполагая, что благодаря каким-то магическим средствам, все те симптомы, который были сделаны с этой куклой, передадутся далекому и неуязвимому обычными методами врагу.

В 325 году до нашей эры жители Вавилона провозгласили своим царем вождя племени халдеев Набупаласара. В то время Вавилонское Царство переживало период упадка. Со всех сторон к нему подбирались соседи, чтобы отхватить лакомый кусок, а то и вообще завоевать Вавилов полностью.

Одним из самых коварных врагов считался жестокий, но умный царь Ассирии Кеснер. Справедливо решив, что Набупаласар способен в короткое время поднять Вавилон с копен и тогда к нему будет не подступиться, Кеснер провел срочную мобилизацию по всем своим владениям, которые в то время простирались от современной Турции на севере до современного Судака на юте, собрал огромную армию (по некоторым источникам, до 5 миллионов человек) и направил ее на Вавилон с намерением не просто разрушить город, но и полностью истребить его жителей.

Можно было бы предположить, что первым делом Набупаласар поспешит собирать воинов по всем уделам своей новой державы, укреплять стены города и вооружать его жителей. Однако вместе этого он приказал лучшим вавилонским скульптурам сделать маски Кеснера и двух его наиболее видных полководцев. Одновременно он тайно послал в горы своего брата, чтобы тот привез в Вавилон их мать.

Вскоре в ставку царя рабы внесли носилки, из которых вылезла маленькая горбатая старуха в лохмотьях, судорожно прижимающая к себе огромный глиняный сосуд, в котором что-то булькало.

После этого Набупаласар обратился к вавилонцам с просьбой выбрать сто молодых здоровых мужчин-добровольцев, предупредив, что кому-то из них придется принять мучительную смерть.

Эта сотня добровольцев была выстроена за городскими стенами посреди лагеря царской дружины, и маленькая горбатая старуха, все также не выпускающая из рук свой заветный сосуд, долго ходила вдоль строя, чтобы, в конце концов, молча указать на трех молодых людей. Им приказали выпить жидкость из сосуда, которая имела резкий неприятный запах и цвет крови. Остальным добровольцам разрешили вернуться в город.

На следующий день троих несчастных юношей привязали к столбам на помосте, сооруженном посреди лагеря халдеев. Одежды на них не было, поэтому любой мог увидеть, что их тела и плоть стали настолько прозрачными, что под кожей можно было отчетливо разглядеть внутренние органы.

Юноши-смертники прочно стояли на ногах, но не шевелились, взгляд их был отсутствующим. Вероятно, они пребывали в состоянии особого сна. На их лица надели маски Кеснера и его полководцев.

Старуха - мать Набупаласара - в черном ритуальном костюме халдейской богини смерти Аны медленно подошла к одному из них и воткнула острое длинное шило прямо в его сердце. Под прозрачной кожей многочисленным очевидцам колдовского действа было видно, как из разорванного сердца пропивается во внутренние полости кровь, после чего раненый быстро умер у всех на глазах.

Затем старуха подошла ко второму обреченному и вставила в прорези для глаз его маски две блестящие металлические трубки. Вскоре в руке у горбатой колдуньи все увидели пару кровоточащих вырванных глаз.

Наконец, она подошла к третьему юноше, на котором была надета маска Кеснера. Старуха достала из-под полы своего костюма короткий золотой кинжал и нарочито медленными движениями начала вырезать его сердце. Через несколько минут кровавая и все еще пульсирующая мышца была у нее в руках.

Старуха подняла сердце несчастного над головой и начала ходить с ним по помосту, произнося какие-то заклинания, делая при этом резкие взмахи руками на север, откуда на Вавилон надвигалась армия Кеснера. Постепенно ее движений становились все быстрее и, в конце концов, превратились в быстрый танец. Он кончился тем, что женщина упала на колени и так сжала кровоточащее сердце в своих руках, что оно брызнуло кровью на стоявших вокруг помоста воинов,

"Пес царицы Аны, забери себе презренного Кеснера", - воскликнула она. В этот момент, как утверждают очевидцы, на помост вскочила, неизвестно откуда возникшая, огромная черная собака. Она вырвала зубами сердце из рук старухи и кинулась прочь, И никто не посмел ее остановить".

Колдунья между тем негромко вскрикнула и рухнула на помост. Достаточно долго все окружающие стояли вокруг в полной тишине. По свидетельству хронописца над лагерем халдеев не было даже дуновений ветра и лошади не ржали и не фыркали в своих стойлах, так что было слышно лишь, как жужжат над ними мухи. Эту мертвую тишину прервал царь Набупаласар, который приказал своим воинам сжечь помост вместе с тремя мертвыми телами и своей матерью, которая тоже, вероятно, была мертва, хотя никто не решился взойти на помост, чтобы удостовериться в этом.

Через несколько дней лазутчики Набупаласара сообщили, что в армии Кеснера происходит что-то странное. Затем стало известно, что ассирийский царь внезапно умер от сердечного приступа прямо во время трапезы, а один из его лучших полководцев тут же внезапно ослеп!

Другой полководец предложил присутствовавшим на обеде скрыть смерть царя и продолжить поход на Вавилон, а командование армией доверить ему. Однако приближенные умершего при таинственных обстоятельствах Кеснера с этим не согласились и обвинили его в том, что это он отравил царя и подсыпал в пищу его полководцу какой-то дурман, от которого тот лишился зрения.

В результате скоротечной стычки второй видный ассирийский полководец был убит ударом клинка в сердце. После этого в разнородной армии ассирийцев началась междоусобная распря, и от похода на Вавилон пришлось отказаться.

Спустя несколько лет Набупаласар покорил Ассирию и восстановил могущественную Вавилонскую Империю, в состав которой входили почти все территории современного Ближнего Востока. Все это он считал исключительной заслугой своей матери, в честь которой построил в Вавилоне огромный храм, названый храмом Аны, которая из царицы смерти превратилась в халдейском Вавилоне в бога Неба.

Достаточно трудно судить, насколько Набупаласар действительно обязан своим возвышением и последующим возрождением Вавилона своей матери. Однако ясно, что это лишь один из многих примеров веры халдеев и вавилонян в силу магии.

Известно, что именно халдеи первыми стали широко применять прием, называемый в европейской черной магии "симптоматическая сурагация". Он основан на вере в то, что можно нанести вред здоровью своего врага путем манипуляций с изображающей его куклой или даже, как в выше описанном случае, живым человеком, предполагая, что благодаря каким-то магическим средствам, все те симптомы, который были сделаны с этой куклой, передадутся далекому и неуязвимому обычными методами врагу.

Такая практика достаточно долго существовала в Вавилоне, и даже после того, как он пал под ударами персов и персидский царь Кир под влиянием своего советника пророка Даниила запретил вавилонскую магическую практику, его преемники тайно держали при своих дворах магов. Однако они занимались не только наведением порчи на своих врагов, но и куда более гуманной традиционной вавилонской магической медициной.

Голем из Праги.

Об оживлённых магическими средствами глиняных фигурах известно множество историй, но самая знаменитая из них - легенда о Пражском големе.

Как рассказывают старинные тексты, в одну из беззвёздных ночей 1580 года известный в Праге раввин Иегуда Лев бен Бецалель вылепил из глины огромную фигуру человека. Когда Бецалель вложил в глиняный рот кусок пергамента с написанным на нём именем Бога, голем ожил! Существу был отдан единственный приказ - охранять еврейскую общину от агрессивных поляков. Вначале глиняный человек превосходно справлялся с этой задачей благодаря своей невероятной силе. Но однажды, когда вечернее богослужение перед праздничной субботой было в самом разгаре, случилось непредвиденное.

Каждую пятницу раввин бен Бецалель извлекал кусок пергамента изо рта голема, погружая его до понедельника в глубокий сон. Но в тот день раввин забыл про пергамент, и пленённый дух, живущий внутри глиняного тела, попытался вернуть себе свободу. Проломив стену своей комнаты, голем выбрался на улицы еврейского гетто. Разбушевавшийся глиняный человек крушил всё, что попадалось на его пути, и перепуганные люди побежали в синагогу. Толпа ворвалась в храм, когда Бецалель читал 92-й псалом. Прерванный на середине чтения раввин выслушал сбивчивый рассказ прибежавших людей и поспешил на улицу. Вскоре он нашёл голема, подошел к нему и выдернул из его рта магический пергамент. Голем застыл, а Бецалель вернулся в синагогу и вновь повторил недоконченный 92-й псалом. Той же ночью он перенёс обездвиженное тело глиняного человека на чердак синагоги и спрятал его в потайной нише. С тех пор, и это уже не легенда, вход на чердак запрещён для всех, а лестница, некогда поднимавшаяся наверх к надкупольным помещениям, разрушена и никогда не должна быть восстановлена.

Споры о том, является ли легенда о глиняном человеке выдумкой или же она основана на реальных событиях, не утихают до сих пор. В начале ХХ века в библиотеке французского города Мец исследователи случайно наткнулись на манускрипт о Пражском големе, написанный приёмным сыном бен Бецалеля. В тексте упоминались имена, даты и названия мест, связанных с этой загадочной историей. Однако недавно историк Иван Макерль тщательно проверил истинность документа и пришел к выводу, что манускрипт из Меца не содержит ни слова правды. Более того, Макерль нашёл документальные свидетельства отсутствия в период с 1584 по 1588 бен Бецалеля в Праге. И тем не менее в Пражской синагоге по-прежнему дважды повторяют 92-й псалом в память об усмирении разбушевавшегося голема. Стало быть, сделал вывод Макерль, есть какая-то реальная причина возникновения этой традиции.

Отгадка таилась в самом слове «голем». В переводе с иврита оно означает «искусственный человек, созданный с помощью магии», а также слово «дурак»! Когда Макерль узнал про второе значение - его озарило. Что если знаменитый Пражский голем был просто душевнобольным человеком огромной силы и роста? Тогда объясняется и необычный метод оживления голема, когда, согласно легенде, в его рот вкладывался кусочек пергамента. Макерль предположил, что раввин просто пытался лечить больного, давая ему лекарства, которые затем в легенде трансформировались в «магический кусок пергамента».

Удача сопутствовала Макерлю. В старинных архивах ему удалось отыскать упоминание о немом душевнобольном еврее по имени Джоссил. Он работал у тогдашнего раввина Староновой синагоги, который лечил его, регулярно давая лекарства. Записи о Джоссиле весьма скудны. Известно только, что он отличался большой силой и слушался лишь раввина. Вероятно, предположил Макерль, в одну из пятниц раввин забыл дать Джоссилу лекарство. У “голема” произошло обострение болезни, он впал в буйство и, выбравшись на улицы еврейского гетто, набросился на его жителей. За помощью обратились к раввину…

Исследователь предположил, что Джоссилу дали успокоительное, а затем перенесли в одно из помещений синагоги, где он вскоре и умер. Дабы не было нежелательных слухов, раввин похоронил тело безумца в одной из потайных ниш чердака Пражской синагоги. Вход туда запретили без объяснения причин, и в еврейском гетто города Праги родилась знаменитая легенда о големе.

Продолжение

 

© Copyright "Читальный зал". All Right Reserved. © 1701 - 2023
Народное нано-издательство "Себе и Людям"