При поддержке министерства культуры чтения России


Книги на английском языке размещаются в филиале Читального зала на сайте "iReading"



Видео-материалы размещаются в филиале Читального зала на сайте "Смотрикль"

Магические традиции мира (Материалы).

Гри-гри или магия вуду на все случаи жизни.

Первоначально талисманы вуду гри-гри выглядели, вероятно, как куклы или образы богов, но большинство нынешних гри-гри — это маленькие мешочки с лечебными травами, маслами, камнями, маленькими косточками, волосами и обрезками ногтей, кусочками ткани, пропитанными потом, или другие личные предметы, собранные под руководством определенного бога и предназначенные защищать владельца.

В Новом Орлеане, традиционном американском центре шаманизма, городе, где почти каждый житель имеет, по крайней мере, общее представление о культе, гри-гри довольно распространенное явление. Их делают, чтобы привлечь деньги и любовь, прекратить сплетни, защитить семейный очаг, поддержать здоровье — и с бесчисленным множеством других целей. Известно, что даже полицейские офицеры носили гри-гри для защиты.

Согласно ритуалу, гри-гри делают у алтаря и освящают четырьмя элементами: землей (соль), воздухом (ладан), водой и огнем (пламя свечи). Число ингредиентов всегда или 1,3, 5, 7, 9, или 13. Ингредиентов никогда не может быть больше 13. Камни и цветные предметы выбираются за их астрологические свойства, в зависимости от цели гри-гри.

В легендах о знаменитой нью-орлеанской шаманской королеве Мари Лаво говорится, что в ее гри-гри были кусочки кости, цветные камни, кладбищенская пыль, соль и красный перец. Более сложные гри-гри делались из гнезд крошечных птиц и сплетенного конского волоса.

Мешочек из красной фланели с магнетитом или магнитом был любимым гри-гри для профессиональных игроков, гарантирующим им удачу. Другие гри-гри игроков были из кусочков замши, кусочков красной фланели, зуба акулы, сока сосны и крови голубя. Кровь и сок смешивали, потом писали на замше сумму, которую игрок хотел выиграть. Замша покрывалась красной фланелью, внутрь клали зуб акулы, и все сшивалось волосом кошки. Этот гри-гри лучше всего было носить в левом башмаке, хоть это и неудобно.

Гри-гри также применяли, чтобы принести кому-то неудачу, что было известно как "наложить гри-гри" на человека. Если бросить гри-гри — мешочек с порохом и красным перцем — кому-нибудь на дорогу или на порог, то этот человек попадет в драку. Чтобы избавиться от кого-нибудь, Мари Лаво писала имя этого человека на маленьком воздушном шарике, привязывала шарик к статуе святого Экспедита и потом отпускала его. Жертва уйдет в том направлении, куда полетит шарик.

Если оставляют гри-гри, обычно с порохом, у кого-то под дверью, это значит, что он в немилости у "шаманов" и ему следует быть настороже. Одним из самых ужасных "ванга" или причиняющих вред амулетов Мари Лаво был мешочек из савана человека, который умер десять дней назад. В мешочек клали сухую одноглазую жабу, мизинец, палец руки черного человека, покончившего с собой, высушенную ящерицу, крылья летучей мыши, кошачий глаз, печень совы и сердце петуха. Если такой гри-гри спрятать в подушку жертвы, несчастный обязательно умрет.

Многие белые хозяева в старом Нью-Орлеане, которые плохо обращались со своими черными рабами, находили подобные гри-гри в своих сумках или подушках, либо маленький сверток из черной бумаги с шафраном, солью, порохом и размельченными собачьими экскрементами. В африканской магии-Сантерии мешочки гри-гри называют "ресквардос" или "защитники".

Типичный ресквардос под защитой бога грома Чанго должен содержать лечебные травы, специи. коричневый сахар, чеснок, алоэ, камни или другие мелкие священные предметы, связанные красным бархатом и прошитые красной ниткой. На мешочке-ресквардос прикрепляют крошечный золотой меч, символ святой Варвары (образ Чанго как католического святого), и если меч ломается, то значит Чанго заступился за владельца.

Фессалийские колдуньи.

В античные времена не существовало более популярных магов, чем фессалийские ведьмы. Фессалия – район на северо-востоке Греции, расположенный возле побережья Эгейского моря. По преданию, где-то в этих местах похоронен великий герой Ахиллес.

Греки и римляне считали фессалийских колдуний почти всесильными: они были способны приказывать богам и управлять по своему желанию силами природы.


Они могли вызывать бурю, управлять ветром, заставляли звёзды гаснуть. Считалось даже, что сильная ведьма из Фессалии способна низвести Луну на землю и заставить Солнце остановиться.
Одной из их самых популярных способностей фессалийских колдуний было умение предсказывать будущее. Богатые горожанки бегали к ведьмам гадать, а заодно покупали у них приворотные зелья. Часто государственные деятели и полководцы предпочитали обращаться за предсказанием именно к ним, а не к официальным оракулам, считая «мудрых женщин» гораздо более сведущими в магии. Чтобы узнать будущее, колдуньи, как правило, вызывали дух умершего. В этом они тоже считались лучшими в мире специалистками.

Ведьмы из Фессалии не только имели власть над животными, но, по легендам, умели делать особые мази, превращающие человека в любое животное.

Античные поэты и людская молва одарила фессалок множеством способностей: умением заставить деревья двигаться, возможностью заставить Солнце светить ночью, обратить вспять течение рек, вырастить урожай зимой и сделать так, чтобы пустыня зацвела.

С приходом Христианства фессалийские колдуньи исчезли. Но многие считают, что европейские ведьмы и русские ведуньи были наследницами их древних традиций.

Джинны и их повелители.

С древних времён и до наших дней у принявших ислам народов сохранилась твёрдая вера в существование джиннов или «джинни». В отличие от людей, которых Бог создал из глины, джинни состоят из огня, и их тело может менять свой размер в зависимости от желания хозяина. По легендам, это двуполые существа, они едят и размножаются, причём их численность значительно превышает численность человечества. Живут они в заброшенных местах, развалинах, банях, туалетах, на свалках. После захода солнца джинны любят залезать в кувшины с маслом, поэтому, если женщина вынуждена открыть кувшин именно в это время, то она обязательно прочтёт отгоняющую джиннов молитву. В древности и средние века на Востоке делали специальные покрытые заклинаниями кувшины-ловушки, в которые попадались заведшиеся в доме джинны. Потом такой кувшин закапывали или топили. О последствиях нахождения подобного кувшина хорошо известно из сказок.

Джинны бывают добрыми и злыми, некоторые из них исповедуют ислам, а другие являются язычниками, христианами или иудеями. Джинны-немусульмане, естественно, считаются в странах ислама вредоносными. Все джинны хорошо владеют колдовством. Вера в этих огненных существ является обязательной для всякого правоверного мусульманина.

На Востоке всегда считалось, что основа магической силы колдунов – это порабощённые с помощью амулетов и заклинаний джинны. Главное для восточного мага – покорить как можно больше джинни, а уж остальное они сделают сами по его приказу. Колдовство такого рода запрещено религией, но к нему всё равно часто прибегают. Есть даже набор женских приворотов, в которых имена одного из царей джиннов пишут на лепёшке, затем растворяют её в воде, а потом воду разбрызгивают по дороге, по которой ходит любимый мужчина.

До сего дня основой медицины в странах ислама является…изгнание джиннов. Мусульмане считают, что болезни, и физические, и, особенно, психические, это результат вселения джинна в тело или мозг человека. Причём, в тело мужчин часто вселяются женщины-джинии. Ритуал изгнания включает в себя чтение особых сур Корана и настоящий допрос духа. Заклинатель должен выяснить, как зовут джинна, каково его вероисповедание, какого рода колдовство он применил, были ли у него пособники из числа людей или джиннов, сколько их, где они находятся и так далее. Огромной популярностью в народе пользуются всякого рода оберёги от джиннов, которыми часто торгуют мистики-суфии или обычные знахари.

На Востоке верят, что добрые джинны иногда становятся домовыми. Тогда человек может наладить с ними отношения и получить их защиту. Доброго джинна можно уговорить выполнить три желания или указать место клада. Но надо быть осторожным: все джинни, даже добрые, коварны по своей природе и любят обманывать людей.

Злые джинны часто превращаются в буйных духов, швыряющих камни в прохожих, или даже похищающих людей (особенно красивых женщин). И в наше время множество пропавших без вести в исламских странах приписываются козням хитрых духов.

Сегодня для мусульман, даже в технологически развитых странах, джинны - неотъемлемая часть реальности. Неверие в них считается невежеством, а вовсе не наоборот. Каждый должен знать охранные молитвы, иерархию джинни и их виды, имена их царей и князей. Так древний миф причудливо переплетается с повседневностью, делая её сказочной и…опасной.

Немецкие продавцы амулетов.

В средневековой Германии, несмотря на жёсткие церковные законы, процветала торговля различными амулетами. Даже клирики, не говоря уж о дворянах, не брезговали покупкой «верного» амулета. Продавцы, как правило, одновременно были и рисовальщиками амулетов, то есть – магами. Некоторые из них бродили со своим товаром по городам и весям, но большинство были оседлыми торговцами и уважаемыми гражданами.

Кусочки кожи, меди или дерева, коряво расписанные непонятными надписями и покрытые детскими рисунками, могли вылечить любую болезнь, принести любовь, уважение властителей и неуязвимость в бою. Надписи из искажённых латинских, немецких и греческих слов представляли собой имена демонов, а рисунки изображали печати демонических князей или их самих. Именно из-за того, что магия амулетов подразумевала заклинание демонов, профессия рисовальщика амулетов считалась очень непростой и опасной. Сотни немецких сказок и легенд рассказывают о приключениях этих народных знахарей. Кстати, демоны в немецком фольклоре вовсе не относятся к злым силам. Скорее, это нейтральные существа, обладающие огромными возможностями и живущие рядом с людьми.

Рисуя амулеты, колдун постоянно пользовался услугами одних и тех же демонов, ведь цели создания амулетов были примерно одинаковы. Естественно, демонические создания ненавидели людей, заставляющих их так много работать, и подстерегали каждый неосторожный шаг своего мучителя. Но навредить рисовальщику было непросто: он был буквально увешан оберёгами, надёжно защищавшими его от «подопечных». Правда, иногда надписи на амулетах стирались или сами амулеты терялись. Тогда незадачливый маг попадал в полную зависимость от своего бывшего раба.

Результаты такой зависимости могли быть самые необычные. Например – женитьба на дочери демона. Рассказы о подобных случаях можно встретить не только в народных немецких сказках, но и в легендах, рассказывающих о «реальных» событиях. Несчастный заклинатель был вынужден несколько лет жить с демонессой, являвшейся к нему в дом, причём даже в том случае, когда он уже был женат!

Впрочем, дочери демонов были весьма красивы, так что особенно жалеть о данной связи мужчине не приходилось. Он начинал жалеть о ней только после того как демоническая «жена» покидала его, а затем появлялась снова, утверждая, что родила от него детей-демонов.

С этих пор всей семье колдуна приходилось быть ещё более осторожными, чем раньше, ведь демоны были очень ревнивы, и «дети» от демонической «жены» могли навредить своим человеческим братьям и сёстрам. Поэтому, заклинателю приходилось делать им всяческие подарки и оказывать внимание им и их матери всю свою жизнь. И, конечно, он клялся никогда не упоминать ни в одном амулете имена тех, кто принадлежал к демонскому клану его «жены». Правда, в виде своеобразной компенсации, она могла дать ему власть над мелкими демонами, подчинявшимися ей и её отцу.

После смерти колдуна демоны, как правило, оставляли его семью в покое. Но если кто-то из мальчиков желал унаследовать профессию отца, он получал огромное преимущество перед своими коллегами, поскольку «братья» или «сёстры» охотно помогали своему человеческому родственнику.

Одним из самых известных немецких создателей амулетов был великий маг Корнелиус Агриппа (1486-1535).

Волшебник Гвидион ((Gwydion the Wizard)

В валлийско-кельтской мифологии героический волшебник и бард северного Уэльса, чьи истории рассказаны в "The Mabinogion". Волшебник Гвидион был сыном Уэльсской богини Дон, которая является двойником ирландской кельтской богини Дану. Он был одним из трех детей Дон; другие два были — Кузнец Гофаннон и дочь Арианрод, лунная богиня утренней зари и мать Ллью. Гвидион повелевал наукой, светом и разумом. Его связывают с радугой и описывают как британского Гермеса. Он был искусным волшебником, носителем культурных даров от богов людям, и умным вором. Говорят, что он был отцом апрельского Дня Смеха, т.к. 1-го Апреля он убедил большие армии обмануть Арианрод и передать оружие Ллью Ллау Гиффес. Он помог Мазу, богу изобилия, создать невесту для Ллью: Блодеувед, "подобную цветку". К несчастью, она влюбилась в другого человека и предала Ллью позорной смерти. Говорят, что Млечный Путь — это след Гвидиона, ищущего мертвого Ллью. Гвидион применил свое волшебство против людей из Северного Уэльса и был наказан за это. Он нелегально применил волшебство, чтобы заполучить стадо свиней Придери, и Маз наложил на него кару. Гвидион случайно убил Придери, сына Пвилла, который был правителем подземного мира и первым мужем Рианнон. В кельтской магии он играет роль инициатора обрядов.

Колдун и ведьма: русские поверья.

В колдунов и ведьм на Руси верили уже в дохристианскую эпоху. Недаром ни одна русская сказка не обходится без этих «нечистых».

На юге России считали, что ведьмы - это, как правило, молодые вдовы, причем настолько красивые, что за взгляд прекрасных очей не жалко жизнь отдать. В средней полосе России - это неопрятные, толстые бабы с бельмом на глазу, в северных губерниях - иссохшие косматые старухи. Главная отличительная особенность ведьм - маленький хвостик, который они прячут от посторонних глаз. Самое верное средство понять, кто перед тобой, ведьма или обычная женщина, - позвать ее в баню. Если откажется мыться в присутствии других баб, опасаясь обнаружить свой хвост, значит, точно, ведьма. Ведьмы приходят в церковь, но они не молят ся и не исповедуются и поворачиваются к иконостасу спиной.

Ведьма живет с полюбовниками невенчанной. В случае венчания черти калечат ее - делают хромоногой, лишают глаза, пальцев...

Умирая, ведьмы страшно мучаются. Они стараются передать свои умения другой женщине, предпочтительно молодой и обязательно незамужней, иначе их не примет земля. Сделать этом можно, коснувшись рукой. Зная это, люди боятся подходить к умирающей, еду или питье ей не подают в руки, а оставляют так, чтобы умирающая могла дотянуться сама. После смерти изо рта ведьмы вываливается длинный синий язык, похожий на лошадиный.

По ночам ведьмы вылетают через трубу своей избы на помеле. Они уме ют оборачиваться в сорок, свиней и черных кошек. Свинью или кошку нужно бить оглоблей, повторяя при каждом ударе «раз». Если сказать два», ведьма врага "изломает".  Ведьмы периодически собираются на Лысой горе на шабаш.Считалось, что ведьмы выдаивают коров и даже насылают на них мор. Случалось, если начинался падеж скота, крестьяне искали ведьму и расправлялись с ней. Неурожай тоже могли свалить на подружку сатаны.

В исторических хрониках есть записи о расправах над женщинами, которых подозревали в ведовстве. В Пскове в 1489 году во время моровой язвы сожгли тринадцать ведьм. В1670 году под Москвой сожгли в избе старуху Олену. Она во время допроса «с пристрастием» призналась, что наводила порчу на людей. В 1678 году под Смоленском крестьянина Оглоедова заподозрили в том, что он напускает на людей икоту. В этом он признался на дыбе, после чего его признали колдуном и посадили на кол.

В Клязьме в 1690 году крестьянку Евдокию сожгли за то, что она якобы выдаивала коров и напускала мор на кур.

1730 году Сенат издал указ, в котором говорилось, что ведьм и колдунов следует сжигать на костре. В 1779 году епископ устюжский направил в Синод послание, в котором сообщал о появлении в сельских областях губернии ведьм и колдунов. Они якобы отвращают людей от православной веры и напускают разного рода болезни посредством зараженных мух.

В 1899 году в Орле женщина по имени Татьяна, которую считали ведьмой, пригрозила соседке, что превратит ее в свинью. Та позвала мужиков, и они принялись бить Татьяну и раздели донага, чтобы найти хвост. Несмотря на отсутствие хвоста, Татьяну связали и отвезли в волость к земскому начальнику. Тот сказал, что столичное начальство в колдунов и ведьм верить не велит, и отправил мужиков восвояси. Те начали просить у Татьяны прощения, а также потребовали обещания не выдаивать коров и не напускать порчу. На том и помирились.

Колдуны, по поверьям крестьян, это пожилые плотные мужики высокого роста с нестриженными ногтями и густой косматой бородой. Смотрят они «волчьим» взглядом - исподлобья, насупившись. Изба колдуна, как правило, стоит на краю деревни. В ней одно окошко, а сама изба покосилась. Днем и ночью дверь на запоре. Колдун носит полушубок, подпоясанный ремнем, зимой и летом, даже в жару. Живет он, как и ведьмы, невенчанным с полюбовницей, молодой и красивой.

Колдуны бывают природные и добровольные По народным поверьям природный колдун появляется на свет следующим образом. Девка родит девку, та тоже родит девку. Третья девка, живя с мужем семь лет, остается бесплодной, а на восьмой год беременеет и рожает колдуна. Обычно колдун рождается с родинкой на левой ягодице. Добровольные колдуны сами продают душу чертям и отказываются от царствия Божьего, чтобы получить сверхъестественные способности. Этому сопутствует особый обряд. Тот, кто хочет стать колдуном, должен прийти в безлунную полночь на перекресток дорог, там снять с груди крест и положить его под левую пятку и прочесть молитву «Отче наш» задом наперед. Потом нужно перекувырнуться пять раз через воткнутые в землю ножи. С этого момента к колдуну для разного рода услуг и пакостей идут в услужение чертенята. Они делают всю работу по дому и выполняют поручения по наведению порчи на односельчан.

Колдуны, как и ведьмы, не исповедуются в церкви и встают спиной к иконостасу. Если истопить осиновыми дровами печь в Чистый четверг, то все окрестные колдуны придут просить золы. Если во время светлой заутрени взять в руку первое яйцо молодой курицы и встать на место, откуда видно всех молящихся, можно заметить на голове колдуна маленькие рожки.

Существует и защита от колдунов и ведьм. Если в дверях избы поставить метлу или повесить сорок трав, собранных в ночь на Ивана Купалу, то они не смогут войти, будут мяться у порога, переступая с ноги на ногу, в конце концов придумают повод не входить в дом.

Мужика, подозреваемого в колдовстве, боятся и потому всякий раз кланяются ему в пояс и подносят водки. Тогда он, мол, не рассердится и не сделает дурного. Есть и другой способ - опасный. Если ударить колдуна левой рукой в лоб до крови, он потеряет свою силу. Однако к этому способу крестьяне редко прибегали. Ведь ударить нужно сильно, можно и сдачу получить.

Порчу колдуны наводят посредством наговора и напуска. Наговаривают на хлеб, соль, воду, яйца. Напускают на предметы одежды или домашнего обихода. Если человек возьмет в руки такую наговоренную вещь, которую колдун ему специально подбрасывает, то он или заболеет, или поранится, или вообще умрет. Колдун может также бросить на свою жертву порошок с заклятием. Если хоть одна пылинка попадет на несчастного, он начнет болеть, - сохнуть, как говорили, в старину.

Снять порчу тот колдун или ведьма, которые ее наслали, не в силах, нужно искать другого. За снятие порчи колдуны брали дорогие подношения - например, отрезы материи или кованые сундуки.

Колдунов в деревнях обычно приглашали на свадьбы в качестве почетных гостей. Они должны были охранять молодых от порчи. Могли помочь колдуны и в других делах - указать на вора, подсказать сколько у бабы будет детей и родятся ли мальчики, защитить овчарню от волков.

Перед смертью колдуны, так же как и ведьмы, стремятся передать кому-нибудь свою науку. Если этого не сделают - умирают долго и мучительно в страшных судорогах, причем не в избе, а в бане.

Чтобы колдун или ведьма после смерти не напакостили, нужно соблюсти следующий ритуал. Выносят покойника из дома не ногами вперея а головой. У реки тело поворачивают в гробу вниз головой и подрезают подколенные жилы. На могиле не ставят крест, вместо этого вбивают осиновый кол. Если этого не сделать, прислужник ада встанет и начнет пакостить людям.

Колдовской остров.

Остров Мэн можно считать самоуправляющимся. Расположен он в Ирландском море приблизительно на равном расстоянии от Шотландии, Уэлса, Северной Ирландии и Англии. Жители Мэна очень суеверны, а сам остров с давних времен считается центром колдовства.

В 1765 году, стремясь покончить с мэнской контрабандой в Англию, британская корона выкупила остров у семейства Стэнли, в течение трех столетий управлявшего им.. С тех пор английский король или королева носят титул «лорда Мэна», хотя своим сюзереном жители острова считают кельтского бога Мэнаннана Мак-Лира, властителя моря, от имени которого и произошло название острова.

Этот бог пользуется славой весьма могущественного волшебника. Например, традиционные британские туманы, молочной пеленой окутывающие Мэн, там называют «мантией Мэнаннана».

Другая характерная черта Мэнаннана Мак-Лира — неприязнь к членам королевской семьи Великобритании. Во всяком случае, когда в 1847 году королева Виктория и принц Альберт пожаловали на Мэн, кельтский волшебник напустил в бухту Дугласа такой густой туман, что их величествам пришлось плыть в Рамси, чтобы высадиться на остров. То же самое повторилось и во время визита Георга V. Короче, если верить местным легендам, Мэнаннан так ревностно относится к своим правам сюзерена столицы — Дугласа, что чуть ли не все английские короли и королевы, приезжавшие на остров, были вынуждены довольствоваться заштатным Рамси. В итоге его иронически окрестили «королевским».

В фей и колдуний на острове всегда верили всерьез. В церковных архивах, например, можно найти сколько угодно отчетов о судах над ведьмами, хотя только одна из них была приговорена к смерти. Чаще же всего «ведьму» заставляли стоять возле церкви одетой во все белое. Считалось, что это раз и навсегда отобьет у нее охоту заниматься черным колдовством.

В наши дни этот варварский обычай ликвидирован. Во всяком случае, местная колдунья Моника Уилсон носит простое темное платье, и лишь традиционные украшения ведьм — серебряное ожерелье и такие же широкие браслеты — выдают ее профессию. Моника - не просто официально признанная колдунья, а верховная жрица мэнского шабаша ведьм, регулярно собирающегося в Каслтауне на юго-восточном побережье острова. В число тринадцати его членов входит и муж Моники Кэмпбелл.

На «Мельнице ведьм», к которой примыкает амбар, построенный в XVI веке предприимчивые супруги устроили своеобразный музей колдовства. Рогатые маски, мечи, амулеты, сломанное распятие, череп, зловеще оскаливший желтые зубы, кукла с проткнутыми булавкой губами, серебряная рука, оправленная в бирюзу, агат, и лунный камень, и другие принадлежности колдовского ремесла оккупировали в нем все стены от пола до потолка.

По словам колдуньи, все экспонаты действующие. Только ими редко пользуются, ведь они предназначены для черной магии, а местные ведьмы практикуют исключительно белую.

Местные традиции и приметы вообще исключительно живучи. Например, когда кто-то едет из аэропорта в столицу Мэна Дуглас, надо обязательно остановиться на Мосту фей и крикнуть: «Привет, феи!» – иначе обязательно попадешь в беду. Местный фольклор переполнен историями о том, чем поплатились неверующие за своё неуважение к «маленькому народцу».

Согласно общепринятому в Великобритании мнению, на острове Мэн обитает особенно много привидений. Особую известность острову в 1930-х годах принесла нашумевшая история о говорящем мангусте.

Небольшой зверек облюбовал старую ферму неподалеку от города Дэлби, где с первого же знакомства, якобы, принялся разговаривать с хозяйкой дома пронзительным голоском на безупречном английском языке.

История стало известна журналистам, на встречу с мангустом стало приходить множество людей, которые подолгу беседовали со зверьком, причем, мангуст просил называть себя Джефом. Однажды он неожиданно исчез и не появлялся несколько лет, старая ферма была продана, и через некоторое время новые владельцы подстрелили на ферме зверька, очень напоминающего Джефа.

Оммёдзи – борцы со злыми духами.

Оммёдо или японское колдовство было позаимствовано в V-VI вв. н.э., вместе с буддизмом у корейских гадальщиков, приверженцев учения Инь-Ян. Именно они познакомили японцев с тысячелистником, «Книгой перемен», физиогномикой и прочими мистическими практиками. А вот само понятие колдун-«оммёдзи» появилось в начале VII в., когда магами Инь-Ян всерьез заинтересовался императорский двор: оммёдзи умели определять, исходит от земли дурное влияние или нет, давали дельные советы по планировке помещений.

А в VIII-IX вв. колдовство оммёдо получило, что называется, государственный статус: при министерстве Накацукаса (что-то вроде Министерства Внутренних Дел) появилось Управление Инь—Ян. По сути, без совета со стороны Управления не принималось ни одно важное государственное решение.

В середине X века учение оммёдо достигло расцвета, и появились особо умные и харизматичные лидеры. Именно они сформировали образ колдуна-чудотворца, борющегося со злыми силами, который проник затем в литературу.

На протяжении всей эпохи Хэйан (10 век), аристократия старалась организовывать свою жизнь в соответствии с рекомендациями оммёдзи. У каждого были индивидуальные запреты: это могли быть запреты на какие-либо предметы, действия. Как правило, каждый уважающий себя аристократ, проконсультировавшись у знатока оммёдо, заводил личный календарь, в котором было по дням расписано, что когда можно и нужно делать или не делать.

Существовали и запреты на направления. Последнее во многом зависело от сезона, времени суток, местоположения дома: если он находился в неблагоприятной зоне, рекомендовалось на время сменить жилище. Эта практика и называлась «кататагаэ» (смена направления). Как правило, в этом случае было принято игнорировать даже факт отсутствия во дворце или на приеме влиятельного лица, дабы не навлечь беды.

Самой заметной фигурой среди духов направлений был, безусловно, Накагами (он же Тэнъити, он же Тьен И) – покровитель северо-восточного направления. А если вспомнить, что северо-восток в Японии издавна считался стороной нечистой, то и божество данное считалось весьма и весьма зловещим: ссориться с ним не особо хотелось, а потому, в особый период «восхождения Тэнъити» выделялись дни, в которые направления пути менялись едва ли не каждый день. А в определенные моменты лучше было вообще никуда не ехать. Разумеется, слушаться следовало не только Накагами: суровы к нарушителям были и две ипостаси Венеры – Тайхаку и Дайсёгун.

Еще одна сильная сторона оммёдзи – всевозможные толкования и гадания. Государство интересовалось прежде всего толкованием небесных знамений, аристократы же – разъяснением снов и гаданиями на конкретные ситуации. Сны и знамения истолковывались с помощью китайских трудов по астрологии. О наиболее распространенных гадательных способах можно прочитать в «И-Цзин». Что же касается гаданий без использования подручных средств – первое место отводилось физиогномике. Способ пришел из Кореи и использовался оммёдзи крайне эффективно, гадателям заказывали прогнозы для принцев крови.

Мировую славу последователям оммёдзи учения Инь-Ян принёс экзорцизм. Боролись же они, прежде всего, с горё – мстительными духами несправедливо отправленных на тот свет людей. В эпоху Хэйан к горё, как правило, причисляли души аристократов, умерших в результате политических интриг и, в жажде жизни, насылающих на живых стихийные бедствия и болезни. Вычислить горё можно было при помощи специальных гадательных ритуалов, и многих из них впоследствии ублажали тем, что назначали ками (горё:-син).

Ярким примером является Сугавара Митидзанэ – министр, живший в IX веке, умерший в изгнании и впоследствии почитавшийся как божество Тэнъин. После смерти он сумел сильно досадить императору. Исследователь Роберт Борген пишет, что впервые обряд упокоения мстительных духов-горё (Горё-э) – был проведен на официальном уровне в 863 г. и состоял из «чтения двух сутр, сопровождаемого песней и танцем.» Так утихомирили души шестерых придворных, павших жертвами дворцовых интриг и насылавших на живущих людей всевозможные беды.

Со временем горё-син стали все чаще заменять банальным умиротворением с предшествующим изгнанием из помещения или места, а то и из тела, которое зловредный дух себе облюбовал. Кстати, «службы умиротворения» существуют в Японии до сих пор.

Маги из Ли-Сянь.

Самыми непревзойденными циркачами в мире считаются китайские фокусники и акробаты. Их удивительное искусство - неотъемлемая часть китайской культуры. Однако ранее II - I веков до н. э. в Китае не было жонглеров-иллюзионистов. Исторические документы того времени указывают, что первые циркачи пришли в страну откуда-то с запада, из страны Ли-Сянь. Вот как описывает их внешность древний автор Ду Ю: «У них были надвинутые на глаза брови, высокие прямые носы, растрепанные волосы, вьющиеся бакенбарды, ростом они были в 4 чи и 5 цуней (около 110 см)». Далее сообщается: «Они могут сделать так, чтобы во лбу у них горело пламя, из рук лились озера и реки, могут поднять ногу - и посыплются жемчуг и драгоценные камни, открыть рот - и вылетают флажки и перья».

До сих пор среди ученых идут споры, откуда же прибыли эти карлики. По одной из версий, Ли-Сянь - это Александрия. Возможно, они попали морским путем в район Бенгальского залива, а оттуда уже через Бирму добрались до Китая. Некоторые источники указывают, что впервые фокусники появились в Китае между 111 и 105 годами до н.э. в составе парфянского посольства. Искусные циркачи были подарены вместе с «яйцами большой птицы» (страуса) парфянским правителем китайскому императору. Существует предположение, что это были мидийские маги, центр деятельности которых находился в Раги.

Китайцы были поражены способностью карликов «совершать превращение вещей, изрыгать огонь, отделять свои конечности, переставлять головы быков лошадям и наоборот; искусно подпрыгивая, с помощью ног подбрасывать шары, число которых доходило до десяти; выращивать тыквы и деревья (тут же на глазах у зрителей); закалывать человека, который тут же оживал».

Пришельцы из далекой страны стали бродячими циркачами и демонстрировали свое загадочное искусство на улицах и площадях городов.

По некоторым данным, фокусники были членами некоей закрытой религиозной секты, которые умели отводить зло, изгонять бесов, очищать души, лечить и предсказывать будущее. За эти манипуляции брали плату, причем для богатых людей или правителей услуги магов стоили очень дорого, а для бедного крестьянина цена была чисто символической. Во время же выступлений на улицах собиралась огромная толпа, никакой специальной платы не было, восхищенные зрители платили кто сколько мог.

Один из китайских авторов того времени описывает совсем уж невероятные вещи: «Один из магов поднялся над площадью на десять чи (около 2,5 метра), повисел так с минуту и опустился на землю». В другом тексте сообщается, что однажды, когда маги ушли из города, один ремесленник пошел следом, стараясь не привлекать к себе внимания. Он был поражен, когда увидел, что фокусники вдруг исчезли на пустынной дороге, буквально растворившись в воздухе.

Итак, тайна остается. Трюкачи, прибывшие в Китай из далекой страны Ли-Сянь, действительно могли быть волшебниками (может быть, даже инопланетянами), а могли быть просто очень талантливыми и опытными иллюзионистами. В любом случае искусство иноземцев, кто бы они ни были, дало решительный толчок к развитию ранних театральных представлений и в конечном счете привело к развитию китайского традиционного театра наших дней, куда основными составными элементами вошли акробатика, борьба и отчасти фокусы.

Продолжение

 

© Copyright "Читальный зал". All Right Reserved. © 1701 - 2023
Народное нано-издательство "Себе и Людям"